[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » РАЗНОЕ » Творчество » Стремящийся к небесам (Bleach NC-17 alternative)
Стремящийся к небесам
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:37 | Сообщение # 1
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Всем доброго времени суток! Хочу представить вниманию уважаемых читателей и писателей мой фанфик по Отбеливателю. Это не первая моя проба в писательстве и в фикрайтерстве, но вот в данной вселенной я еще ничего не писал. А раз всё же решил, значит меня зацепило (мда, восемь лет Кубо над своей мангой трудится, а меня вот только сейчас "зацепило"...). Наверное, я графоман и у меня просто мания такая писать чего-нибудь, но хочу надеяться, что в данном фике что-нибудь интересное для себя вы найдете.
Самое смешное, что изначально я задумывал написать краткий сюжетец в энцовом рейтинге на тему одной небезынтересной пары, но после нескольких строк задумался, а как же эта пара вышла? И тут, как говорится, Остапа понесло. Сам по себе оригинальный пейринг был отложен в сторону до лучших времен, а я приступил собственно к написанию повести. Да-да, именно "повести", короче фанфики у меня не получаются. Главное, чтобы запал мой не пропал и я не бросил идею на середине. Ладно, хватит слов, встречаем!

История разворачивается с 401-ой главы оригинальной манги. То есть во внимание не берется (сорри за спойлер) новый вид Айзена и появление Йороучи.

Название: Стремящийся к небесам
Автор: FrancuZZ
Бета: пока отсутствует, да скорее и не требуется
Рейтинг: [R], но в процессе возможен NC-17, хотя вряд ли. Поправка, энца будет стопроцентно, может даже общий рейтинг изменить придется.
Жанр: drama, adventure, romance
Пары/Персонажи: Пейрингов в данном фанфике очень большое количество и все переписывать смысла нет. Основной парой пока считаю Ичиго-Орихиме, но у рассказа ведь еще конца-края не видно и расклад может поменяться (но, никаких пейрингов типа Ичиго-(ВНЕЗАПНО!)Айзен не ждите xD)
Статус: в процессе
Предупреждение: возможны спойлеры для не читавших мангу и также в наличии имеются скорректированные характеры персонажей (в народе ООС), хотя в меру сил я это сгладил, раздав каждому причины =). Внимание! Мотивации персонажей сначала могут выглядеть непонятными и явно натянутыми!
Дисклеймер: Персонажи и мир принадлежат Кубо Тайто. Не претендую, больно надо...
От автора: Раньше не писал от третьего лица, да и в целом подход к написанию новый для меня. Сюжет будет подаваться относительно небольшими зарисовками, каждая из которых происходит в другом месте и в слегка другом временном промежутке. Выход планируется раз в неделю. Дополнение. Арка в Каракуре будет писаться в хронологическом порядке.

Вокруг лишь высокие стены и колонны из холодного серого камня. По полу гуляет сквозняк, принесенный из бесчисленных коридоров гигантского Дворца. В тронном зале нет ни единого окна, и здесь царит вечный полумрак. Кажется, будто от стоящего на возвышении трона льется мягкий свет. Или этот свет исходит от сидящего на нем человека?
- Да, Куросаки Ичиго, сделанный тобой выбор был единственно верным. Следуй за мной, даже если впереди ждет лишь смерть. Отбрось все сомнения и не мучай свою душу.
- Я знаю. Думаю, я всегда... Всегда знал это, Айзен-сама.

Глава 1. Начало.

Его шаги гулким эхом расходились по залам Лас Ночес. Холодный взгляд из-под сдвинутых бровей, прямая линия губ и нечто такое, что вначале можно было принять за уродливый костяной нарост, скрывающий часть лица. Осколок маски. Маски, принадлежащей Лидеру Последней Эспады.
Теперь Ичиго стал куда менее эмоциональным, но это совсем не значит, что в его душе царит покой. Воспоминания о прошлом, которого больше нет и мысли о будущем, которого уже не будет, - всё это рвет на части его живое и такое человеческое сердце. Где же теперь все те, кого он знал? Где друзья из Готея? Где Чад, Ренджи, Рукия... Иноуэ.
"Я так и не смог назвать тебя по имени. Прости".
Неясная тень омрачила взгляд арранкара, но это длилось всего лишь одно мгновение. Слишком большой роскошью стали для него простые человеческие чувства. Они служили напоминанием о том, чего он лишился, и причиняли тем самым невыносимую боль. Разумом он понимал, что ТОТ выбор был единственно верным, но разве объяснишь это сердцу у себя в груди? Оно заставляет сомневаться в выбранном пути, думать, что Господин - всего лишь грязный беспринципный лжец и просто обманул его тогда. Воспользовался мечом и заставил его...
- Куросаки-сама! - эту рожу Ичиго не смог бы забыть, даже если бы захотел.
- Черт, Шинджи, ты это нарочно? - он раздраженно поморщился. - Я, кажется, в тысячный раз говорю тебе, чтобы ты звал меня по имени.
Голос парня был спокойным и ровным. Хирако широко улыбнулся, обнажая два плотных ряда белоснежных зубов, и без промедления ответил:
- Ох, простите, но я тоже в тысячный раз откажусь от такого предложения. К начальству следует обращаться с уважением, нэ?
- Хм, - Ичиго хмыкнул и пошел дальше, мимо зевнувшего Шинджи. Только бросил напоследок. - Хорошего дня.
- Постойте-ка, а вы не снизойдете до короткого разговора с вашим верным слугой? - сколько же сарказма в голосе, черт подери. Хоть когда-нибудь бывший капитан пятого отряда говорит серьезно?
Кажется, будто всё вокруг он воспринимает как игру, как одну большую шутку. Впрочем, однажды Ичиго посчастливилось увидеть и другую сторону его характера. Парень остановился и взглянул на Шинджи через плечо:
- Как же я могу отказать? Я весь в твоем распоряжении, Хирако... тайчо.
Ичиго это почудилось или лицо светловолосого почти незаметно дернулось?
- Премного благодарен. Тогда, если вас не затруднит, прогуляемся немного?
Рыжеволосый парень кивнул, и они вдвоем двинулись по широкому коридору, одному из множества, прорезающих весь дворец сотнями муравьиных ходов. Шинджи шел впереди, и получалось так, что он куда-то вел Ичиго. На бывшем капитане была надета какая-то совершенно кислотная курточка до пупка, узкие джинсы и чистые белые кеды, но почему-то со шнурками разных цветов, красного и зеленого. Смотрелось это в нынешней обстановке по меньшей мере дико и обитатели Дворца до сих пор удивленно косились на него. Вот только вслух никто ничего не говорил. Уж слишком большой страх внушала простым арранкарам маленькая цифра "три" под правым глазом.
Незаметно, они вышли из каменных стен под огромный голубой купол Лас Ночес. Хирако развернулся лицом к Ичиго и продолжил идти, но теперь уже спиной вперед. Одну руку он сунул в карман джинсов, а указательным пальцем другой провел по тройке на щеке. Глаза... Его глаза лишились всей иронии, что обычно плескалась в них. Он заговорил, отбросив обычный свой шутливый тон.
- Ичиго.
- Да, Шинджи, - парень мельком наблюдал, как бывший кэп ловко обходит камни и прочие неровности, которые, уж это совершенно точно, видеть он никак не мог. - А как же субординация?
- Хах, уж кто-кто, но ты-то знаешь, что мне на неё плевать? - Хирако остановился. Куросаки тоже. - Ичиго, знаешь... ведь все мы пошли за тобой. Растоптав собственную гордость, поставив жирную черту на своих же принципах, стали шестерками Соуске. Мы не спрашивали, зачем, просто последовали за тобой. И теперь... Теперь... Как считаешь, а не пришло ли время нам всё объяснить?
Ичиго вздохнул. Это был разговор, который он давно оттягивал и всячески избегал. Он не хотел, чтобы его товарищи знали причину, по которой было совершено это великое предательство. Не хотел, но тянуть дальше не имело смысла.
- Память о своей прошлой жизни в мире людей - огромная редкость для обитателей сообщества душ, так ведь?
- Точно, - кивнул Шинджи, рассматривая один из шпилей дворца. - В этом смысле жизни после смерти нет. В смысле продолжения прежней. Ну, и что дальше?
- Тем, кто поселился в Руконгае, да и Сейрейтеи... Им не суждено встретить знакомых, друзей и любимых из мира смертных. И если это для большинства всего лишь прискорбно, то для оставшихся при своей памяти доставляет невыносимую боль. Быть обреченным на новую жизнь без любимого человека - разве это не ужасно? Знать, что он где-то здесь, среди мириад таких же блуждающих духов. Знать, но быть бессильным что-либо сделать.
- Ага, печально, но такова воля Судьбы. Против неё не попрешь.
- Если так, тогда я напишу новую судьбу, раз прежняя не хочет мне подчиниться. - На это Хирако улыбнулся, когда на лице этого нового Ичиго проступили прежние черты и в голосе появились знакомые нотки. Он спросил:
- Ты знаешь, каким образом вернуть всем память и помочь людям найти друг друга? Как благородно. Как... Черт, как эгоистично, Куросаки! Неужели ты думаешь, что я на это поведусь? Какого же ты плохого мнения обо мне!
- Что не так? - глаза Ичиго сузились, а брови почти сошлись в одну линию. - Разве мое стремление помочь бесчисленному множеству человек... Разве это желание не достойно уважения?
- Хм, почему же? Очень даже достойно, но это если ты не прикрываешься им. Но ведь альтруист Ичиго не способен на такое?
- Хватит, Шинджи, пожалуйста. Обойдись без своего сарказма.
- Прости, привычка - вторая натура, - Хирако развел руками.
- Воспоминания о прошлом остаются в качестве наказания для тех, кто при жизни сделал нечто плохое, но грехами не вымостил себе дорогу в Ад. Это как бы условное наказание. Помнить обо всем, но при этом всего же и лишиться. Впрочем, не испытав такого, я не могу об этом говорить. Но ведь если не у всех, то у многих этих людей раньше были те, кого они любили и те, кто любил их. Понимаешь, насколько это жестоко?
- Ага, - Шинджи ожесточенно ворочал средним пальцем в носу. - Жестче просто некуда.
- Всё насмехаешься, - Ичиго отвернулся и уставился в черту, где бледно-желтый песок встречался с ложным небом. - Айзен сможет не только сделать так, что страждущие найдут друг друга, он вернет всем утерянные воспоминания. Вернее, это сможет сделать лишь Король, но для этого его придется очень убедительно попросить.
Капитан пятого отряда, а ныне Трэсс Эспада, сжал кулаки и посмотрел на Ичиго.
- Слышь, Куросаки, похоже, ты не только эгоист, но еще и полнейший придурок! Поищи между ушами свой крошечный мозг и постарайся его напрячь. Да ты представляешь, к чему приведет эта твоя идея?! Идиот, ты подумал о людях? О тех, кто смирился, о тех, кто создал семью и растит детей... Ну и дурак же ты, Ичиго! Подумай о нашедших успокоение и награжденных вторым шансом! Только представь, что произойдет с мужем и женой, которые внезапно вспомнят о любви всей их жизни! А если у них дети? Ты хоть задумывался о них?! Считаешь, они поулыбаются друг другу, отыщут свои половинки и заживут веселой шведской семейкой? Твою же ма... - Хирако резко замолчал и встретился взглядом с Ичиго.
- Ну, что такое, Шинджи? - звякнули звенья цепи на рукояти клинка. - Заканчивай, раз начал говорить.
Бывший капитан опустил голову. Не меньше минуты прошло, прежде чем он заговорил.
- Прости, не подумал. Мне ведь не понять то, что ты испытываешь. Я...
Звук вспоровшего воздух сонидо и глухой удар скрыли последние слова. В полусотне метров от того места, где стоял Шинджи и, за долю секунды до этого, Куросаки, взорвалось каменными осколками и клубами серой пыли какое-то средних размеров строение. Возле Трэсс с невозмутимым выражением лица потирал кулак голубоглазый арранкар. Он перевел взгляд на Хирако и бросил:
- А ты тут чего забыл?
Шинджи преувеличенно сильно округлил глаза, изображая страх, и развел руками.
- Да так, гулял...
- Ясно. Вот и гуляй дальше, - Секста оскалился, оголив две пары острых клыков.
- Хорошо-хорошо, - примирительно улыбнулся Хирако и секунду спустя лишь следы на песке напоминали о нем.
Джаггерджак почесал затылок и неторопливо двинулся к свежим развалинам. Облако пыли рассеивалось, и Шестой увидел своего рыжего командира, а по совместительству еще и самое ненавистное ему существо во Вселенной. Тот отряхивался и озабоченно рассматривал порванную в клочья штанину.
- Чтоб тебя, Гриммджо, - Ичиго сплюнул кровью, а потом еще и чихнул, надышавшись пыли, и покрыв рукав некогда белоснежной одежды мелкими красными пятнышками. - Когда в твоей голове прямая как палка извилина обретет хотя бы какую-то кривизну?! (кто не понял, это отсыл к выражению "одна извилина, да и та прямая")
- Закрой пасть, Куросаки! - рыкнул Гриммджоу. - Я не признаю чье-либо лидерство, пока не сдохнет мой противник или пока не помру я сам!
- Да ты вроде как почти помер... - буркнул Ичиго и оторвал к чертям штанину.
- Заткнись! - затопал ногами Гриммджоу. - Заткнись-заткнись-заткнись! Не говори мне этого!
Но Ичиго и сам был не рад тому, что сказал. Собственные же слова пробудили в нем воспоминания. Позволили в сознании всплыть образу...
- Эй, Гримм, - примирительно начал парень, но тот его будто и не услышал.
- Ублюдок, не напоминай мне об этом! Черт, у меня ведь должок перед этой рыжей сучкой!
- Ладно, бывай, - Куросаки тяжело вздохнул и уже поднял ногу, чтобы в следующее мгновение исчезнуть под звуки вскрытого сонидо воздуха. Но Гриммджоу тут же оказался рядом и схватил его за плечо.
- Убери руку, Шестой, - Ичиго гигантским усилием воли поборол в себе желание ударить обладателя этой самой руки.
- Да заткнись ты, Куросаки! Помолчи хотя бы минуту! Неужели ты не понимаешь, что мне и так тяжело с тобой говорить?! Короче... - Джаггерджак убрал руку с его плеча и ткнул большим пальцем себя в грудь. - Я... Я последую за тобой, куда бы ты ни пошел!
- Э? - Брови Ичиго приподнялись. - Я что-то...
- Тупой мальчишка! - Секста прикрыл лицо рукой, но спустя некоторое время продолжил. - Не думай, что это типа благодарность за то, что ты тогда остановил алебарду Ноиторры (всё же мечом его полумесяцы на древке назвать можно с большой натяжкой, прим. автора). Об этом я и не вспоминаю, ведь девчонка оживила бы меня и с отрезанной башкой... Просто я не могу допустить, чтобы тебя убил кто-нибудь кроме меня.
Рыжеволосый парень всё также удивленно смотрел на Гриммджоу, пока тому не надоело, и он не пропал из виду, показав напоследок небезызвестный жест.
- Что ж, спасибо, я... Я запомню это.

Глава 2. Муки Принцессы.

Со дня её возвращения из Хуэко Мундо прошло уже два месяца. Медленно её стала окружать рутина обычной жизни. Казалось, почти всё вернулось на круги своя. Дом. Школа. Друзья. Почти, но не всё. В родном классе у окна освободилось место, а человек, которому оно по праву принадлежало...
Раньше Иноуэ не плакала на людях, но теперь один только взгляд на пустую парту заставлял щеки намокать от слез. Но её это ничуть не заботило. Орихиме очень мало стал волновать окружающий мир. С того самого момента...
Момента, когда её, вышедшую из гарганты, встретил Куросаки Ишшин, и низко склонив голову, произнес те самые страшные слова:
- Ичиго больше нет. Он... Он погиб.
Недели прошли с тех пор, но слова эти продолжали эхом отзываться у неё в голове. Иноуэ помнила, как она билась в истерике и кричала, чтобы ей показали тело Куросаки-куна. Она бы смогла! Да-да, она бы вернула его к жизни! Но все лишь прятали взгляды. Орихиме кричала, что он не мог погибнуть, что он обещал! Ответом ей было лишь молчание, да сочувствие в глазах пары капитанов.
Теперь Иноуэ почти не спала. Иначе вместе с темнотой ночи к ней приходили жуткие кошмары. Куросаки-кун в так напугавшем её обличии, три капитана-отступника и ухмыляющийся Айзен среди них. Страшный, совершенно нечеловеческий рык из-под рогатой маски и звук сонидо, движение, недоступное обычному человеческому глазу. Но не для бывшего капитана пятого отряда. Он легко парирует удар черного меча и отводит его в сторону, а свободной рукой хватает Ичиго за шею. Маска на его лице трескается и мелкими осколками сыплется вниз. Ужасные желтые глаза принимают свой обычный цвет и неотрывно смотрят в лицо Айзена. Дальше... Дальше из приоткрытого рта её защитника потекла кровь.
- Ох, простите! Не удержался, - это Гин, чья катана непостижимым образом удлинилась и пробила бок Ичиго.
- Всё в порядке, - Айзен убирает свой меч в ножны и приставляет два пальца к груди Ичиго, чуть ниже горла. Раздается тошнотворный хруст, а Соуске продолжает движение. Несколько долгих секунд и в груди Куросаки почти вся его кисть и вот тело рыжеволосого парня безвольно обвисает, - это сломался как сухая палка его позвоночник. Рука Айзена на шее разжимается, и мертвое тело Ичиго устремляется к далекой земле. Правитель Хуэко Мундо смотрит на свою окровавленную руку, и уголок его рта поднимается в ухмылке...
Дальше Орихиме ничего не видела, просыпаясь от собственного крика. Подушка была пропитана её слезами, а намокшая от пота короткая ночная рубашка второй кожей липла к вздрагивающему от рыданий телу. Пламя кошмара сменялось ледяным холодом реальности, и облегчения это совсем не приносило.
Ей было невыносимо больно в одиночестве, но и окруженная людьми она страдала ничуть не меньше. Участливые взгляды Исиды, сочувственное молчание Садо... Но больше всего разрывала её душу болтовня Кейго, убивавшегося из-за того, что Ичиго, видите ли, свалил учиться за границу. Так сказали всем в школе. Его друг Мизуиро предпочитал отмалчиваться и строчил бесчисленные сообщения, пока Асано надрывался. Они не помнили ничего из произошедшего тогда под магазином Урахары. В тот раз всё же было принято решение применить на них заменитель памяти. Не следует простым людям думать о том, что выше их понимания.
Тацуки ни на шаг не отходила от своей лучшей подруги. Естественно, она места себе не находила, видя в каком состоянии находится Иноуэ. Бедная Арисава потратила много сил в бесплодных попытках вернуть прежнюю жизнерадостную Орихиме. Ту, которая улыбалась, если даже в действительности её сердце рвалось на части от боли. Ту, кто никогда не унывал, ту, которая с какой-то детской простотой и невероятным оптимизмом смотрела на мир, на окружающих людей, на будущее. Но её больше не было. Казалось, рыжеволосая девушка с опухшими красными веками и пустотой... нет, с какой-то обреченностью в глазах, - ею просто не могла быть та, кого Тацуки добровольно решила защищать несколько лет назад. Самое главное, что Арисава совершенно точно знала причину, по которой её подруга медленно, но верно превращалась в безжизненную оболочку. Она с ненавистью смотрела на пустое место у окна, где раньше сидел этот дурак, уставившись в окно невидящим взглядом, не замечая ни черта вокруг себя, не обращая внимания на тех, кто был рядом...
Тацуки в бессилии сжимала кулаки и клялась себе, что если ей когда-нибудь посчастливиться вновь увидеть Куросаки, то она непременно двинет его по роже. А потом еще. И еще. Пока на лице Ичиго не появятся человеческие эмоции. Она никак не могла забыть того случая в школьном коридоре, когда пропала Иноуэ, а этот... этот... Вообще-то из того дня она больше ровным счетом ничего и не помнила. Только остался в памяти медленно уходящий Ичиго и срывающиеся на пол капли крови с его разбитой губы.
Потом исчез и он, а вместе с ним, конечно, и Исида с Садо. Кто бы сомневался... Прошла пара недель, и вот, Тацуки этого никогда не забыть, в класс вошли трое. Как всегда молчаливый, если не сказать больше, Ясутора. Неизменно спокойный Урю, глаза и мысли которого скрывались за бликами очков. Последней вошла Иноуэ. Тацуки, не в силах удержаться, вскочила со стула и бросилась к подруге. Но её радость длилась не больше секунды. До тех пор, пока Орихиме не уставилась на неё невидящим взглядом. С того самого дня ничего не изменилось. К слову, даже успеваемость Иноуэ не ухудшилась. Она продолжала прилежно учиться, отвечать на уроках, делать домашнюю работу, но всё это мало напоминало жизнь прежней Орихиме. Принцесса больше не жила, она лишь существовала. И Арисава, глядя на неё, проклинала ублюдка Куросаки, хотя, в общем-то, не совсем понимала, чем же он так провинился. И отчего так страдает милая Химе.

------------------------------------------------------------

Читаем, комментируем. Благодаря решению писать маленькими кусками процесс получается весьма гибким и, при условии, что это впишется в сюжет, я вполне могу добавлять отрывки по заявкам читателей.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:38 | Сообщение # 2
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Глава 3. Союзник Бога.

Наконец-то этот сукин сын прекратил улыбаться. Удивительно, но лишь смерть заставила его это сделать. Ичиго не без усилия вытащил ослабевшими руками свой меч из тела Гина и взглянул наверх, где оставались считанные секунды до начала нового акта безумного представления. Перед Айзеном замерли двое - таинственный Урахара, контрабандист и по совместительству владелец магазина, а вторым был Куросаки Ишшин с выражением лица, которого его сын никогда раньше не видел. Собственно, на нем и одежды шинигами раньше не было...
Ичиго оттолкнулся от земли и взмыл вверх, зависнув рядом с отцом. Перед ними, как всегда невозмутимый, стоял Айзен. Погруженный в его плоть Хоугиоку тускло мерцал и, казалось, то уходил глубже, то рвался наружу.
- Привет, лейтенант Соуске! - Урахара помахал ему веером, который держал в свободной руке. - Как там ваше ничего?
- Попытка вывести меня из себя, занижая мой ранг в Готее. Наивно для создателя такого сокровища, - он коснулся кончиками пальцев ярко вспыхнувшего Хоугиоку.
- Ох, вовсе нет! - Киске прикрылся веером и негромко хохотнул. - Просто я вас никогда не видел в капитанском хаори, а какой же вы тайчо без белой накидки, а?
Айзен промолчал и взялся за рукоять зампакто, но, взглянув на Ичиго, отчего-то передумал. Рыжеволосый временный шинигами как-то странно смотрел на него, не злобно, не с желанием внедрить в него по самую рукоять свой Зангетсу, а... Вроде бы это была заинтересованность. Сказанные Айзеном Соуске слова угодили в цель.
- Ичиго? - Ишшин заметил слабые кол(Censored)ия в реяцу сына. - В чем дело?
Младший Куросаки устало прикрыл глаза и покачал головой, мол, всё в порядке. Урахара тоже посмотрел на Ичиго, и в его взгляде появилось беспокойство. Он покосился на Айзена и уже серьезно продолжил:
- Что ж, позвольте мне произнести официальное обвинение... Черт, всегда мечтал об этом! Айзен Соуске, бывший капитан пятого отряда Готей тринадцать, ныне враг Сейрейтея и всего Сообщества Душ, вы обвиняетесь в предательстве вышестоящего начальства и в организации покушения на Его Величество Короля... Помимо этого на вас лежит вина за насильное проведение опытов над чистыми душами, клятвопреступление, дачу заведомо ложных показаний, введение в заблуждение подчиненных и своего непосредственного руководства, многочисленные преднамеренные убийства, произведенные с особой жестокостью... И так далее, и тому подобное. Еще у кого-нибудь есть идеи? А то у меня фантазия закончилась, - Киске почесал затылок под полосатой тканью шляпы и перевел взгляд на Ишшина. Тот пожал плечами и закончил, стараясь подражать преувеличенно торжественному голосу Урахары:
- За все вышеперечисленные преступления вы приговариваетесь к немедленной смерти. Приговор будет приведен в исполнение немедленно и обжалованию не подлежит. Суд - упраздняется. Государственный или любой другой защитник - упраздняется... Айзен Соуске, вам предоставляется последнее слово.
Правитель Хуэко Мундо лишь усмехнулся, глядя на разыгрываемое ради него представление. Он взглянул на Ичиго и тихо, но чтобы все его услышали, произнес:
- Твой ход, Куросаки Ичиго. Если ты понял, что я говорил, то для тебя настало время сделать выбор. Если же нет... Тогда, думаю, будет совсем не лишним...
Ичиго стоял и пытался вникнуть в смысл слов Мастера лжи и обмана. Чувствовалось, что смысл этот плавает буквально у самой поверхности, но парню всё никак не удавалось его ухватить. Усугубляло ситуацию еще и то, что схватка с Ичимару сильно потрепала его, и почти ничего из произнесенных ранее Айзеном слов он вспомнить не мог, как ни старался.
- Достаточно, - Урахара сложил веер и сунул его за пояс, а после сложил руки рупором и крикнул куда-то вниз. - Давай!
Будто в ответ на его крик откуда-то из-за горизонта воздух принес громкий раскат грома. После, будто вторя гласу неба, снизу послышались слова, настолько громкие, что начинало болеть в ушах, а барабанные перепонки грозились лопнуть. Ичиго не сразу узнал этот голос. Голос Тэссая. Он стоял на развалинах одной из высоток и держал за руку... Это же была та самая, кто не так давно помог Ичиго с друзьями прорваться в Сейрейтеи - Кукаку Шиба! Её голоса не было слышно, похоже, что его безраздельно поглощал низкий, иногда, будто доходящий до инфразвука (имеются в виду низкочастотные кол(Censored)ия, не воспринимаемые человеческим ухом, но вступающие в резонанс с человеческим телом и органами, прим. автора) бас Тэссая.
- Длань Создателя, заслоняющая Солнце... Сила ветра и огня, крушащая ткань мироздания и обращающая порядок в первозданный Хаос... Око Падшего, испепеляющее Смертных... Живое сердце, плавящее вековечный Лед... Объединитесь и пожрите Врага! Путь Разрушения Девяносто Семь, Страдания Умирающей Звезды!
Яркое закатное небо резко потускнело и приобрело цвет какой-то грязной тряпки. Сходство усиливали пятна облаков, будто маслянистые потёки на когда-то чистой материи. Небеса над фальшивой Каракурой треснули. Ичиго показалось, что это открывается гарганта, готовясь впустить в мир живых новых тварей из Царства Пустых. Но он ошибся. То был проход совсем не в Хуэко Мундо.
Айзен с нечеловеческим спокойствием взирал на происходящее. Он улыбался и чего-то ждал. Наверное, ему, как и младшему Куросаки, и в голову никогда не приходило, что однажды он может умереть.
- Это твой последний шанс, Ичиго, больше возможности не будет.
Жуткий вой, пробирающий до костей и заставляющий ноги подкашиваться. Вой, который явно не принадлежал живому существу, но кому тогда? Яркий столб света ударил из отверстия в небе, обращая в прах всё, чего коснется. Айзен был в самом центре этого неосязаемого пламени. Нижний край его одежды задымился и будто нехотя вспыхнул. А этот человек продолжал спокойно стоять. Младший Куросаки был уверен, что всё вокруг него объято нестерпимым, невозможным жаром, но...
Ичиго дернулся и схватился за голову. В сознании стали всплывать слова сказанные Айзеном. Мало того, он стал понимать их смысл.
- Сынок? - Ишшин взял парня за плечи. - Да что еще такое?
Те слова... Нет-нет, сказаны они были Ишшину, но предназначались для его, Ичиго, ушей! Ему лично было сказано, что он всего лишь "лучший материал для исследований"... Но на кой черт тогда вообще говорить с тем, кто является материалом и только? Нет, это не всё. Айзен не убил его. Не хотел даже ранить, чтобы не причинить вреда... Господи, он похитил Иноуэ, лишь чтобы исключить возможность, что Куросаки умрет!
"Я настолько важен для него?"
Важен. Бесконечно. Айзен давно мог применить на нем свой зампакто, высвободить шикай... Но не сделал этого. Отчего же? Не хотел лишать Ичиго воли, не мог себе позволить, чтобы временный шинигами стал безвольной игрушкой. Зачем. Зачем? Зачем?! Крик.
Урахара встал между ним и Айзеном. Он поднял голову Ичиго и заставил посмотреть ему в глаза:
- Что же это с тобой, а, Куросаки-кун?.. Никак твою голову гложат тяжелые мысли?
Удивительно, но даже сквозь нестерпимый, полный неземного страдания вой его слова слышались отчетливо. Ичиго сглотнул подкативший к горлу комок и вполне искренне улыбнулся:
- Нет, - младший Куросаки стряхнул с себя руки отца и выпрямился. - Теперь всё в порядке.
Теперь всё встанет на свои места. Ичиго весело посмотрел на Урахару, потом перевел взгляд на отца.
- А тебе очень идет черный цвет, пап. Куда лучше, чем белый больничный халат, - снова полуулыбка. - Когда-нибудь... Нет, я не тороплю! Когда-нибудь обязательно расскажи мне о маме, ладно? Мне это важно. Очень-очень.
Воспоминания. Воспоминания под дождем. Великий Удильщик, который сожрал душу его матери. Он убил его. Он отомстил за неё. Теперь душа мамы там, высоко-высоко, в другом мире похожем на этот и одновременно чужим. В Сообществе Душ. Она еще помнит о сыне или воспоминаний о прошлой жизни совсем не осталось? Сердце болит.
Тех слов он просто не мог не услышать, хоть и сражался в это время с Ичимару Гином. Слов, предназначенных ему одному.
"Ты... В чем ты полагал, заключается способность Хоугиоку?"
"Только лишь в контроле над гранью между двумя противоположностями - пустыни и шинигами, так ведь?"
"НЕТ"
"Истинная способность Хоугиоку... Заключается в поглощении окружающих его желаний... И воплощении их в реальность"
Вот как. Причина, по которой родились вайзарды. Причина, по которой Рукия отдала ему всю свою силу. Тот удивительный факт, что после нанесенных Бьякуей ран он не только не умер, но и стал сильнее. Обретенная его друзьями сила. Невозможный, по сути, прорыв в пределы Сейрейтеи. Сила - беспомощным. Исполнение желаний - нуждающимся в этом. Воля. Воля этого маленького шарика. Хоугиоку.
Желания? Мои желания?..
"Хоугиоку способен воплощать в жизнь желания окружающих. То, чего они хотят всем сердцем... Однако, есть один маленький недостаток. Воплощение не удастся, если у пожелавшего недостаточно силы, чтобы этим желанием обладать..."
Это что-то вроде "пропускной способности" (в локализации манги это звучит иначе, но ИМХО мой вариант по смыслу ближе, прим. автора). Значит, только у сильного получится обладать желаемым, да? Ясно.
Тело ощутило удар рвущейся из иного мира силы. Столб света напоминал один из тех, что забирал Айзена, Гина и Тоусена в Хуэко Мундо. Вот только на сей раз, Ичиго был в этом уверен, пути назад не будет. Тот ослепительный свет за трещиной в небе поглотит бывшего капитана навеки. Его и Хоугиоку.
Айзен прикрыл глаза и всем своим видом показывал полное безразличие к происходящему. Ичиго бросил взгляд вниз, туда, где воздевал руки к небу Тэссай. Рука сама легла на рукоять Зангетсу. Сейчас в голове стоял какой-то шум, и никаких мыслей там не было. Но тихий перезвон цепи он услышал очень хорошо.
"Значит, мои сокровенные желания? Черт, как это на меня не похоже..."
- Эй, Ичиго, что ты задумал? - голос отца так рядом и одновременно с этим далеко-далеко.
- Куросаки-кун убери железку, тут и без тебя управятся... - как всегда насмешливые слова Урахары.
"Чего я хочу?"
Маска появилась без какого-либо участия со стороны Ичиго. Непривычно тяжелая, будто отлитая из свинца. Нет, куда тяжелее...
"Чтобы все, кого я знаю, все, кого я люблю... Были в безопасности. Ради этого я ничего не пожалею. Расстанусь со всем человеческим, с жизнью, с душой..."
Короткий взмах черным мечом и крик, который на мгновение заглушил ужасный вой, будто доносившийся отовсюду.
- Гетсуга Теншо!
И смертоносный полумесяц сорвался с лезвия его клинка.
"Что я делаю?" - запоздалый вопрос самому себе.
- Ты делаешь выбор.
Внизу раздался взрыв и то место, где стояли Тэссай и Кукаку, накрыло густым облаком пыли. Дикий рев как-то резко смолк, а льющийся сверху слепящий свет стал медленно тускнеть. Наступила мертвая тишина и сперва Ичиго даже решил, что лишился слуха. Но тут послышалось нечто совершенно не впитывающееся в окружающую картину.
Кто-то хлопал в ладоши. Преувеличенно медленно и будто бы насмешливо. Айзен. Младший Куросаки перевел взгляд на отца, но услышал лишь тихое и недоуменное:
- Почему?
- Не спрашивай его, Ишшин, - Соуске улыбаясь, смотрел на обескураженное лицо Ичиго. "Что я наделал?" - Он и сам пока этого не осознал.
Урахара схватился за рукоять Алой Принцессы. В его обычно таких спокойных глазах плескалась ярость. Теперь он, Ичиго...
"Предатель?"
Сердце в груди будто бы остановилось. Куросаки попытался понять, что же он только что сделал.
- Стой, Киске! - его отец поднял руку. - Это... Это всё чертов Кьокасуйгетсу!
- Правда? - Урахара уже держал в руках свой клинок. - Думаешь, ТАКОЙ шикай я бы не заметил?! Прости, Ичиго.
Меч вспыхнул красным и бывший капитан исчез с того места, где был мгновение назад. А уже через секунду налившееся ослепительным светом лезвие готово было разрубить голову временного шинигами на две части. Да, в общем, так и произошло бы...
Если бы ладони Ичиго не зажали пылающую сталь. Это было сделано инстинктивно, и младший смотрел на Урахару с таким же удивлением, что и тот на него.
- Впечатляет, Киске-сан? - спросил Айзен. - А вы, Ишшин, как смотрите не успехи своего сына? Ладно, можете и не отвечать. Нам пора, Куросаки Ичиго.
За спиной Айзена Соуске открылся светящийся проход, который совсем не был похож на черную дыру гарганты.
"Смогу ли я противостоять его силе убеждения? - шаг к проходу. - Хочу ли я противостоять этой силе?"
- Ичиго! - Ишшин дернулся следом, но его схватил за руку Урахара.
- Не надо. Сейчас это не имеет смысла.
- Именно! - Айзен неторопливо двигался к порталу. - Советую почаще прислушиваться к словам почетного главы Исследовательского Института. До встречи, господа. Расставание с вами подобно расставанию с больным зубом... Следуй за мной, Куросаки Ичиго. Следуй за мной, если сможешь.
Парень опустил голову и погрузился в яркий свет.
"Я смогу. Смогу. Для меня нет ничего невозможного. Я сделаю всё, чтобы мои родные, друзья и близкие никогда не страдали. Я защищу их всех. Я буду это делать из последних сил. До последней капли крови... Если мне отрубят руки, я буду рвать врагов на части зубами. Я буду. Я..."

-----------------------------------------------------

Еще раз прошу отписываться в теме. Это не чтобы потешить мое ЧСВ - просто интересно нравится ли прочитавшим мой фанфик cry


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:38 | Сообщение # 3
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Глава 4. Сон Орихиме.

Этой ночью Иноуэ снился новый кошмар. Наверное, в её нынешнем состоянии любые перемены, это уже хорошо... Но здесь скорее подошла бы поговорка об обмене шила на мыло. Вроде бы и изменилось что-то, но...
Из мертвого песка Хуэко Мундо вырастали развалины древних башен и строений, от которых сейчас остались лишь бесформенные глыбы. Шум безумной схватки внизу уже стих. Её защитник склонился над поверженным Гриммджоу и то ли говорил ему что-то, то ли просто смотрел ему в лицо... Потом Ичиго встал с колен и, легко оттолкнувшись, взмыл высоко вверх, чтобы спустя секунду остановиться перед Орихиме. Сердце в её груди будто остановилось. Она радовалась приходу этого момента и одновременно с этим безумно его боялась. Со знакомого и такого родного лица сорвался и полетел вниз осколок страшной маски, будто злая насмешка над японскими традициями (см. Традиционные японские праздничные маски, прим. автора). Иноуэ не смела вздохнуть в ожидании, когда Куросаки-кун взглянет на неё. И вот он поднял веки. Горло Орихиме будто сдавили невидимые тиски, лишая её воздуха. На неё уставились те самые чужие и ужасные в своей звериной сути желтые глаза. Без сомнения, перед ней стоял Ичиго. Но, Господи, до чего он был не похож на того израненного парня, которого она едва-едва не поцеловала перед своим уходом в добровольное заключение! Надо признать, что тот, кого она знала, не обладал и третью нынешней силы. Неужели... Неужели он сделал такое с собой ради её, Орихиме, спасения? Если так, то она не желает быть спасенной! Ку... Куросаки-кун, тебе нужно было забыть меня. Ты, Садо, Урю, Рукия... Вам не надо было рисковать собой.
- Иноуэ, - дрожащий металлический голос, который просто не может принадлежать человеку. - Рад тебя видеть.
- Куросаки... кун...
- Да. Видишь, я сдержал своё слово. Ты спасена, а я жив.
Тело девушки начинает бить дрожь. Она спасена? Ичиго, вернее, кто-то очень на него похожий, опускается рядом с ней. Теперь их разделяет не больше трех шагов.
- Только ответь мне на один вопрос. Всего один. Ради чего ты пошла в Хуэко Мундо? Подумай, Иноуэ. Подумай и скажи. Уверен, ты была абсолютно уверена, что слова Улькиорры - ложь. Ведь он говорил устами Айзена. Ты и вправду думала, что твой уход каким-то образом нас обезопасит? Иноуэ, ты знала, что мы не прекратим попытки остановить Айзена! А твое похищение лишь подстегнет нас. Я, Садо, Исида, Ренджи, Рукия... Все мы отправились бы за тобой даже в Истинный Ад, что уж говорить о Хуэко Мундо?! Так почему ты пошла сюда?
Орихиме будто онемела, даже воздух с трудом проникал к ней в легкие. Эти желтые глаза, этот голос, эти тяжелые слова... Кто-то ласково взял её за плечи. Иноуэ вздрогнула и посмотрела через плечо. Знакомое вроде бы, прекрасное лицо со шрамом, который как-будто не портил его, а наоборот, делал еще более красивым, ниспадающие вниз густыми прядями волосы пронзительно-зеленого цвета и треснувшая маска. Нелл. Вернее, Нелиель Ту Одершванк.
- Ну что же ты Орихиме? - её нежный голос льется словно песня. - Ответь ему, чего же ты боишься? Хотя... Ты же просто пока сама не знаешь ответа на заданный вопрос, так? Милая Иноуэ, поверишь, если я скажу, насколько ты жалкая?
По щекам вновь текли слезы. Она чувствовала горячее дыхание на своем ухе, а один раз мокрый язычок Нелл коснулся его мочки. Её слова тупыми иглами входили в девичью плоть, стремясь достать до самого сердца.
- Я...
- Замолчи, - всё тот же ласковый голосок, а еще ногти, проткнувшие тонкую ткань одежды и до крови впившиеся в кожу. - Орихиме, кажется, у тебя был шанс высказаться?
- Нелл, погоди, - вновь стальной голос. - Иноуэ, ты хочешь что-то сказать? Ну же, мы все во внимании. Тут некого стесняться, так что можешь смело поведать нам, чего же ты надумала.
- Итак? - резкая боль в плечах, заставившая девушку вскрикнуть.
- Я... Поняла, зачем пошла за Улькиоррой. Наверное, где-то в душе я хотела быть спасенной, - слова были произнесены ею на удивление спокойно.
Ичиго удовлетворенно кивнул и подошел к ней вплотную. Плечи больше не сжимало мертвой хваткой. Орихиме опустила голову не в силах смотреть на Куросаки.
- Знаешь, Иноуэ, - Ичиго сжал рукой её подбородок и заставил заглянуть в свои глаза. - А ты, оказывается, на редкость эгоистичная сучка! Хотя, можно было и раньше об этом догадаться. Дура, ты хоть понимала, что не только я пойду вызволять из заточения твою сладкую попку? Что всё могло обернуться не лучшим образом, и мы все могли распрощаться со своими жизнями? Тебе нет дела до того, что могло с нами случиться?!
- Куросаки-ку...
- Заткнись! - крик прямо ей в лицо и боль в едва-едва не вывихнутой челюсти. - Иначе я затолкаю в глотку это твое "куросакикунство"!
За спиной раздался тихий смешок Нелл и её слова:
- Ичиго, ну какой же ты бестолковый! Неужели еще не понял чувств девушки? Между прочим, поэтому все и началось! - голосок стал сочувственным. - Бедняжка так хотела обратить на себя внимание того, кто не отвечает ей взаимностью... Да, милая?
На щеках Иноуэ помимо её воли проступил румянец.
- Так, - удовлетворенно прошептал Ичиго. - Что ж, тогда мне придется тебя расстроить. Если раньше я относился к тебе как к одному из своих самых близких друзей, то теперь...
Нелл вышла из-за спины Орихиме и встала возле Куросаки.
- Теперь ты ему отвратительна, - объяснила она за парня. - Кому нужна такая дрянь? Да и если подумать, Ичиго бы никогда не полюбил такую как ты при любом раскладе. Кроме пары больших не по годам выпуклостей... Чем ты еще можешь похвастаться? Ты и правда считала, что у тебя есть шансы?
Куросаки отпустил подбородок Орихиме и с ухмылкой, встав за спину Нелл, обхватил её талию. Правая рука поднялась вверх, обхватила и сжала грудь девушки, скрытую под тонкой белой тканью, а указательный палец надавил на выступающий под тканью сосок. Арранкар шумно вздохнула.
- Ну, я позволю себе с тобой не согласиться, - вторая рука скрылась под белыми хакама, которые, надо сказать, были довольно узкими и хорошо подчеркивали фигуру девушки. - Парням нравится, когда в определенных местах их девушка... выпуклая. Знаешь, им так нравятся все эти неровности.
С губ Нелл сорвался стон. Сейчас Орихиме лишилась способности двигаться, ноги перестали её слушаться, затем колени подогнулись, и она рухнула на припорошенный песком камень.
- К... Куросаки... кун... - тихо произнесла Иноуэ.
Ичиго с трудом заставил себя оторваться от тела Нелл. Девушка-арранкар, прикрыв глаза, томно стонала и ягодицами терлась о парня.
- Эй, дура! - Куросаки с трудом говорил, ему мешало участившееся дыхание. - Я же говорил тебе... Впрочем, можешь повторять это сколько хочешь. Один черт, слушать тебя уже никто не будет. Ладно, Принцесса, бывай, - Ичиго подхватил на руки вскрикнувшую Нелл. - Желаю тебе сдохнуть в этой пустыне как можно медленнее.

-----------------------------------------------

Как и обещано, выкладываю сегодня главу и она (да, опять же, как и обещано) совсем крохотная :? Но завтра с утра выложу еще главку такого же размера, не волнуйтесь. И прокомментируйте, пожалуйста, кто прочитает... Кстати, хентай, как видите, я пока решил отложить в сторону, чтобы, кхм, людей не отвлекать ;)


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:40 | Сообщение # 4
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Глава 5. Магазин Урахары.

Наверное, нужно нечто большее, чем Конец Старого Мира и война, где рвутся жизни сильнейших шинигами и Пустых. Этого слишком мало, чтобы поколебать атмосферу спокойствия в маленьком неприметном магазинчике. Небольшой дворик с каким-то хламом по углам, потрепанные сёдзи, двое детишек, мальчик, размахивающий битой и орущий на девочку с грустным лицом, подметающую пыль старой кривой метлой. Идиллия.
Внутри посетителя встретит здоровенный продавец по имени Тэссай. Он состоит в странных отношениях с хозяином этого заведения. Ох, нет, вы не подумайте ничего такого, просто их связывает очень старое знакомство, истоки которого нужно искать за многие десятки лет до начала нашей истории. Что связывает капитана Кидо-отряда и бывшего главу Исследовательского Института? Сложный вопрос. Это нужно допытываться у них самих. Хотя... Есть и еще один человек, который смог бы тут помочь.
- Киске, ты идиот! - Йоруичи выкрикивала в сторону спрятавшегося под своей шляпой Урахары, хотя сама при этом не забывала уплетать рамэн из большущей миски. - Если бы я знала, какого придурка пригрела моя семья, то не видать бы тебе белого хаори как своих ушей! Да у самого распоследнего кота весной мозгов больше, чем у тебя круглый год!
- Прекрасное сравнение, Шихоин-сама! Ваше чувство юмора может сравниться лишь с ва...
- Не паясничай!
- ... С вашим аппетитом. Господи, Йоруичи, да сколько же можно жрать эту лапшу?!
Ответа Урахара не услышал. Дальше последовало внушение на невербальном уровне - пяткой в нос.
- Урахара-сан, вы живы? - лицо продавца, склонившегося над хозяином магазинчика.
- Ага, - хлюпающий звук. - Тэссай, неси полотенце.
Через несколько минут в комнате вновь воцарилось спокойствие и лишь медленно краснеющее полотенце тихонько намекало, что спокойствие - штука весьма хрупкая.
- Болит? - участливо спросила обжора. Утвердительный кивок. - Вот и хорошо.
Последние порции лапши исчезли из миски, и та отправилась в короткий, но живописный полет прочь из комнаты. Раздался звук, который оповестил сидящих о её незавидной кончине:
- Мати-тяти, это же часть фарфорового сервиза! - Тэссай схватился за голову, и, причитая, выбежал следом. - Может, удастся склеить...
Глава благородного дома Шихоин посмотрела в тень от полей шляпы. Туда, где сверкали глаза бывшего капитана.
- Урахара, это, конечно, хорошо, что вы с Тсукабиши не впадаете в отчаяние и черную меланхолию. Но что за ерунда?! Киске, Сокатсуй тебе в задницу, ты вообще не воспринимаешь всерьез сложившуюся проблему?!
Парень в шляпе вытащил откуда-то веер и стал им обмахиваться, кокетливо хлопая ресницами, а чуть погодя, серьезно произнес. - А чего тут воспринимать? Кроме слегка обуглившегося протеза Кукаку, я не вижу особых причин к беспокойству.
- Ах, не видишь! - Йоруичи метнула в Урахару подвернувшейся под руку чашкой, но тот ловко увернулся, и та разбилась о стену. Где-то за порогом раздался заунывный вой Тэссая. - Еще раз в нос захотел?! Киске, во имя страшной морды Куротсучи, запихай хоть на время поглубже свой шутливый тон и несерьезность!
Наступило молчание. Два бывших командира смотрели друг другу в глаза и лица их были как никогда сосредоточены. Решительны. Урахара хмыкнул и снял свою любимую шляпу.
- Значит, ты хочешь от меня серьезности? Изволь. Йоруичи, я как никто другой понимаю всю эту запутанную ситуацию и, поверь, не преуменьшаю потенциальную опасность. Казалось бы, в том бою над кукольным городком мы вышли победителями. Враг был повержен, а мы, хоть и понесли серьезнейшие потери, всё-таки вышли победителями.
- Проигравшими победителями...
- Плевать, обычная игра слов. Так вот, наша "победа" скорее на руку Айзену, чем нам. Ведь он обновил свою Эспаду, и теперь она стала еще сильнее. Поверь, уж я знаю.
- Но разве вайзарды не уступали в силе арранкарам?
- Как верно ты употребила прошедшее время, - Киске прикрыл глаза и невесело улыбнулся. - Раньше - да, но теперь с ними Хоугиоку. Только вот не это главное. Шинигами в масках, это половина беды. Нет, думаю, десятая часть.
- Ичиго? - нахмурилась Йоруичи. - Урахара, может, ты объяснишь, что его дернуло так поступить с нами?!
Киске вновь нахлобучил свою шляпу и поднялся на ноги. Он не торопился с ответом, и пару раз пройдясь от стены до стены, произнес:
- Ну... Понимаешь, это... Это всё чертов Кьокасуйгетсу. Представляешь, Айзен как-то умудрился засветить свой шикай!
Йоруичи подняла одну бровь и посмотрела на бывшего капитана, а потом крикнула в дверной проем:
- Эй, Тэссай, есть еще что пожрать?! - после она вновь повернулась к Урахаре. - Ох, ну у тебя и рожа, когда ты пытаешься врать...

-----------------------------------------------------------

Как видите, на этот раз действие совершило очередной скачок и мы увидели трех бывших капитанов, чьи судьбы тесно переплелись чуть больше столетия назад. О чем же таком решил умолчать до поры до времени Урахара? И в действительности, знает ли он что-то действительно важное...
з.ы. Народ, вы комментируйте пожалуйста, а то отписываются единицы, хотя уже за пятьсот просмотров перевалило. Автору ведь интересно, что в фанфе людям понравилось, что заставило презрительно ухмыльнуться, что удерживать рвотные позывы, причиной которых стала авторская бездарность... Короче, хотелось бы побольше критики (чую, пожалею я о сказанном).


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:48 | Сообщение # 5
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 6. Дар.
Этот трон не помнил предыдущего хозяина Хуэко Мундо. Но зато он мог гордиться тем, что на нем восседает тот, перед кем этот самый повелитель склонился.
Зал был пуст. В нем находилось всего лишь два человека. Хотя... Можно ли называть их людьми?
- Куросаки Ичиго, - голос Айзена серьезен и торжественен. - Ты последовал за мной, и я ценю это.
Рыжеволосый шинигами неотрывно смотрел на него, и в его глазах можно было прочесть целую бурю противоречивых эмоций. Недоумение. Гнев на себя и других. Решимость. Отчаяние. Боль... Страх...
- Я привык, что меня окружают одни только пешки, будущее которых зависит не от них самих, а от навыков того, кто ими играет. Потому мне нет дела до их чувств и переживаний. Разве можно сопереживать бездушному оружию? Но ты совсем другой. С тобой я могу говорить как с равным себе, ибо таковым ты и являешься.
- Зачем я сделал это? - голос тихий и вроде бы спокойный, но едва заметно дрожащие руки выдают его. Страх. - Это всё твой чертов зампакто?
- Конечно, нет, - Айзен качает головой и легонько касается рукояти меча. - Ведь ты так и не увидел шикай Кьокасуйгетсу. Разве ты не понял? Послушные куклы и болтающиеся на ниточках марионетка надоели мне. Я жажду видеть рядом с собой кого-то, кто...
- Лжец! - громкий крик, но что за ним скрывается? Неуверенность.
- Справедливо. На твоем месте я бы сказал то же самое. Но я не хочу, чтобы ты считал меня таким. Мое нынешнее желание - заслужить твое доверие. Во что бы то ни стало. Мое самое большое желание.
Последние слова звучат как заклинание. Или самовнушение? Приказ? Команда?
Куросаки Ичиго более не в силах стоять на ногах и рухнул на пол, больно ударившись коленями о холодный серый камень. Всё его тело бил сильный озноб, мелко стучали зубы, а взгляд, потеряв способность фокусироваться, блуждал по сторонам.
- Я предатель, - с усилием произносит он.
- Это слова слабых. Для таких как мы этого понятия не существует. Верь мне. Я... желаю...
Тронный зал охватило фиолетовое сияние. В стены уперлись тени колонн, а за спиной Айзена будто пролегла черная дорога. Ичиго поднял голову и замер. На расстоянии вытянутой руки от него завис Хоугиоку. Маленький шарик, создавший кучу проблем.
- Теперь ты пожелай, юноша риока. И вложи в это желание всю свою волю. А после, если я останусь жив, то это будет означать лишь одно - я не являюсь угрозой для тех, кого ты стремишься защитить. Никто и ничто не способно обмануть Хоугиоку.
Мерцающий шарик медленно поплыл к не смевшему двинуться парню. Потом он вновь замер, остановившись у груди Ичиго. Прямо напротив его сердца.
- Сейчас Хоугиоку решит, достоин ли ты обладать им. Постарайся быть убедительным. Удачи, Куросаки Ичиго.

***
Это очень странный мир. Здесь нет ничего кроме вертикально плывущих облаков и высоких-высоких домов, чьи основания теряются в пронзительной небесной синеве. Ичиго до сих пор не мог поверить, что это его внутренний мир. Уголок его души. Иногда здесь идет дождь, иногда сквозь тучи светит солнце, но неизменно было одно - неподвижно стоящий Зангетсу, страдающий вместе со своим хозяином. Он очень не любил дождь, и потому самым сильным его желанием было, чтобы печаль покинула душу его Хозяина. Ради этого старик, как звал его Ичиго, был готов на всё.
Даже уступить своё место другому. И небо просветлело. Нет, облака всё еще плыли в безбрежном голубом небе, но больше они не приносили дождя. Изменился ли Ичиго? А может это всё заслуга...
- Йо, - эхо разносится далеко-далеко, отражаясь от стен и окон пустых домов. - А мы давно не виделись... Да, Король?
Этот жуткий взгляд черно-желтых глаз. Это призрачно-белое лицо и фиолетово-черные губы, что сейчас кривятся в усмешке. И чистое белое одеяние. Другая сторона души. Отражение знакомого всем Ичиго.
- Да. Наверное.
- Не забыл, что я сказал в прошлый раз? Оступись - и я сверну тебе шею! Помнишь? - шорох вытянутого из ножен ослепительно белого меча.
- Как я мог забыть, - рука, судорожно сжавшая рукоять, но так и не доставшая меч.
- Так скажи, жалкий Ичиго, зачем ты явился на этот раз? - голос белого призрака стал немного удивленным.
Куросаки делает маленький шаг в его сторону. Затем еще один и еще.
- Ты знаешь, - на лице Ичиго появилась улыбка, такое необычное для него проявление эмоций. - Я пришел просить у тебя прощения.
Между ними не больше десятка метров.
- Прощения? С чего это вдруг? - ухмылка медленно исчезает. - Что за ерунду ты мелешь?
- Прости меня, - эти слова даются Ичиго очень легко. - Прости за то, что сразу не понял тебя.
Между ними несколько шагов.
- Говоришь загадками, - сверкающий снежно-белый клинок указывает на грудь Ичиго.
- Было гигантской ошибкой с моей стороны бороться с тобой... Ичиго, - рыжеволосый чуть напрягся, произнося собственное имя. - Ведь ты - это я, а я - это ты. Так что... Ты уж прости меня дурака.
Острие упирается ему в грудь. В то место, где под ребрами бьется живое сердце.
- Ч-чего?
- Мне следовало сразу принять тебя, свою половину. Я не надеюсь на прощение, и всё же...
Еще шаг. Лезвие медленно проходит между ребрами и достигает сердца.
"Если я разорву твою грудь, найду ли я его?"
Есть только один способ проверить.
Наверное, сейчас его отражение побледнело бы, не будь цвет его лица таким.
- Ичиго... Ублюдок, - меч с хрустом погружается глубже. - Да какого черта?! Почему всё именно так?! Тебе... Тебе потребовалась такая уйма времени, чтобы понять меня?!
Мы - две половинки одного целого. Как пустой и шинигами. Нам не суждено жить друг без друга, иначе хрупкое равновесие попросту рухнет. Мы не способны понять один другого. Это противоречит нашей сути. Но если однажды это случится...
Целое - это не просто сумма составляющих его частей. Это всегда что-то большее.
Твой меч и мое сердце. Отныне мы вместе.

***
Толстые стены Дворца сейчас сотрясал страшный рев. Пол тронного зала прочертили отметины острых как бритва когтей. На месте одетого в черное юноши теперь бился в судорогах ужасный монстр. Отчасти он походил на человека. У него тоже были две ноги и две руки, да и пальцев на этих конечностях было по пять штук, даром, что оканчивались они когтями... Но, в общем-то, на этом сходство и заканчивалось. Там, где у людей должна была присутствовать человеческая же, вот парадокс-то, голова, было нечто иное. Нечто жуткое. Белая маска, расчерченная несколькими полосами, но и вся кожа неизвестного существа была белого, под стать маске, цвета. А еще голову венчали длинные чуть изогнутые рога, дополнявшие живописную картину.
Напротив того места, где в груди у человека должно было быть сердце, ярко сверкал Хоугиоку. Казалось, маленькая сфера, словно решает, стоит ли ей принимать нового хозяина. Но вот новая волна леденящего душу воя окатывает всё вокруг. Существо запрокидывает голову, и взгляд упирается в стоящего над ним Айзена. Он стоит рядом и его глаза не моргая, наблюдают за Хоугиоку. Фиолетовый шарик касается мертвенно-бледной кожи. В холодный воздух поднимается струйка дыма от медленно тлеющей плоти.
- Хорошо, Ичиго, - голос Айзена звучит ободряюще, а ему вторит рев, за которым скрывается боль. - Тебя признали. Теперь просто потерпи.
Хоугиоку стал погружаться внутрь. Похоже, монстру это доставляло ужасную боль.
Монстр выпрямился и нетвердыми шагами приблизился к Айзену. Тот стоял, не двигаясь, и ни одна черта не дрогнула на его спокойном лице. Когти впились в кожу на шее, под которой по тонким сосудам текла живая теплая кровь. Ворот одеяния окрасился алым, но взгляд бывшего капитана оставался всё таким же спокойным. Ведь он просто не верил, что может умереть. Впрочем, как и вновь сползший вниз Куросаки Ичиго.
А с ним тем временем начали происходить новые метаморфозы. Когтистые лапы вновь становились вполне нормальными руками и ногами, а совершенно белая кожа, которая никак не могла принадлежать живому существу, медленно приобретала нормальный цвет. И, наконец, когда снаружи оставалась лишь маленькая часть Хоугиоку, маска на лице Ичиго сломалась.
Кусочками осыпающейся штукатурки они упали на пол. Но не все... Почти вся правая половина маски осталась цела, да и обрамленному ею глазу не вернулся нормальный цвет.
Сияние Хоугиоку пропало. Ичиго лежал на полу и тяжело дышал.
- Поздравляю, друг мой, - Айзен опускается возле него и опускает руку на рыжую макушку. - Всё кончилось. Боли больше не будет.
В этот раз он соврал ему. Или тогда Айзен имел в виду физическую боль?
Ичиго с трудом поднялся на ноги, потом будто бы немного удивленно посмотрел на свои ладони. Правая рука потянулась к груди, но там не нашлось ни следа ожога или еще каких-нибудь ран. А дальше... Дальше он посмотрел на Айзена и всё с той же улыбкой, с которой обращался к своему двойнику, произнес:
- Я тебе верю.
По голой груди Айзена Соуске струилась кровь и после скрывалась в темном отверстии где-то в районе солнечного сплетения.
- Я рад... Ичиго.
- Но, что теперь будет с тобой? - брови парня сошлись на переносице. - Это именно то, о чем я подумал?
- Верно... Понимаешь, однажды приняв в себя Хоугиоку, ты больше не сможешь назвать сердце принадлежащим лишь тебе одному. Такова плата за пользование этим величайшим сокровищем.
- Но...
- Не стоит, юноша, не надо беспокоиться обо мне, - Айзен невесело усмехнулся. - В конце концов... Какой же из меня Повелитель Хуэко Мундо, если у меня в груди бьется сердце?
Рыжеволосый парень кивнул, то ли соглашаясь, то ли просто удовлетворившись таким ответом.
- Ну, и что будет теперь? - спросил его Куросаки Ичиго. - Что мы будем делать?
- Ждать, - коротко ответил ему Айзен Соуске, бывший капитан, бывший шинигами, бывший обладатель сердца и Хоугиоку. - Мы будем ждать новых союзников. Знаешь, вдвоем в этом огромном дворце будет чертовски скучно.
По полу пробежал сквозняк, принесенный из бесчисленных сплетений сотен коридоров, а вместе с ним откуда-то издалека донесся шум.
- Какая жалость, а я уже хотел предложить партию в шахматы, - тихо произнес Ичиго и двинулся к выходу из тронного зала.

----------------------------------

Глава, конечно, чуть крупнее предыдущей (занимает поооооочти три вордовских странички), но все равно маловато будет... Прошу за это прощения, просто мне удобнее писать вот такие короткие сцены, которые задают кучу новых вопросов и/или отвечают на парочку старых. Итак, комментируем, критикуем, об****ем (в частности за ООС, но тут уж извините - без него не будет того, о чем я собираюсь написать и о чем вообще будет фанфик) ;)


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 17:48 | Сообщение # 6
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Вот, решил сегодня порадовать всех, кто моё художество читает, новой главой ;)
Примечание. В истории происходит типа неожиданный поворот, небольшой ООС прилагается. Не ругайте пожалуйста))

Глава 7. Недовольство.

В зале Собрания Капитанов сейчас было непривычно много народа. Вместо четырнадцати человек... Ну, четырнадцатым был постоянно ходивший за капитаном Ямамото его таинственный лейтенант Сасакибе. Хотя сейчас-то ряды капитанов изрядно... э-э... простите за тавтологию, изрядно поредели. Не было командиров третьего, пятого и девятого отрядов, - Гина, Айзена и Тоусена. Отсутствовали из-за полученных в последнем бою ранений капитаны Комамура и Укитаке. В результате собравшуюся здесь верхушку представляли всего лишь шесть капитанов.
Надменно-бесстрастный Кучики.
Всегда готовый обнажить меч Кенпачи.
Спокойный и расслабленный Кьораку.
Невозмутимая Унохана.
Напряженный и серьезный малыш Хитсугая.
А чуть в стороне держался Куротсучи, блуждающим взглядом обводя присутствующих.
Вот только шестеркой капитанов и заместителем главнокомандующего, в смахивающей на кэповский хаори накидке, собрание не ограничивалось. Вдоль стен стояли и лейтенанты отрядов Готея. Само собой, их состав был сейчас тоже не полон. Из первых офицеров были только лишь Мацумото Рангику, ковыряющий в носу Омаэда, Исанэ со стоявшим рядом с ней Кирой, тихо шептались о чем-то Иба и Хисаги... Отдельно от всех лейтенантов, рядом со своими капитанами стояли Абарай, то и дело поправлявшая очки Нанао Исэ и почти неподвижная Нэму. Про уютно устроившуюся на спине своего капитана Ячиру можно и не говорить...
Стоявший рядом с пустующим креслом главного командира, лейтенант Сасакибе кашлянул и негромко заговорил:
- Что ж, начнем, господа? Сегодня мы собрались зде...
Вперед выступил Зараки и громко, с нескрываемым пренебрежением в голосе, спросил:
- Эй, усатый, я не пойму, а какого хрена ты тут выступаешь? Может, еще будешь обязанности командира исполнять?!
- Не совсем понял причину вашего недовольства, - лейтенант Первого Отряда и бровью не повел. - В отсутствие лидера обязанности его может некоторое время выполнять заместитель. Что здесь может быть странного или непонятного?
- Что непонятного?! Сейчас я тебе объясню, что мне тут непонятно! - Зараки схватился за рукоять своего меча, но его руку остановили.
Это был капитан Кьораку. Он повернул голову к лейтенанту первого отряда и виновато улыбнулся:
- Простите его за необузданный нрав, Сасакибе-доно.
- Всё в порядке, капитан. Не могу же я винить его за то, что...
- До... но... Эй, Шунсуй, какого черта ты к нему так обращаешься?!
Ему никто не ответил. Все прочие капитаны молчали и отчего-то старались не встречаться с ним взглядами, а Бьякуя презрительно закрыл глаза.
Лейтенант верховного командира отошел от пустующего места и не торопясь двинулся к Зараки. Тот не спускал с него напряженного взгляда, а рука машинально гладила рукоять меча.
- Вообще-то разглашение тайн данного уровня секретности абсолютно недопустимо и в обычное время карается лишением духовных сил, либо Окончательной Смертью, но положение наших нынешних дел таково, что некоторыми правилами можно и поступиться, - на капитана одиннадцатого отряда смотрели глаза с одними лишь белками, лишенные радужки и зрачков.
Тут поднял голову Кучики, и, не обращая внимания на грозящего вот-вот вспыхнуть от гнева Зараки, произнес:
- Я не считаю это приемлемым, Сасакибе... - он всё же кинул взгляд на полубезумного капитана и, нет, быть такого не может, вроде бы ухмыльнулся! - ... Сасакибе-доно.
- Какой к черту!.. - Зараки схватил лейтенанта за белую накидку и рванул вверх. Тонкая ткань расползлась по швам и упала на пол неровными лоскутами. Сасакибе вздохнул и обвел взглядом присутствующих.
Стоявшие в комнате лейтенанты будто бы лишились дара речи, как впрочем, и капитан одиннадцатого отряда. Остальные просто молча наблюдали за начинающимся коротким, но ярким представлением.
Одежда под похожей на хаори накидкой немного отличалась от простой униформы шинигами. Отличие это заключалось в блестящем стальном наплечнике, который вдобавок немного прикрывал левую часть груди и предплечье. Но главное бросалось сразу - крупный "Ноль" на сверкающем металле. Это и вызвало вышеописанную реакцию у всех окружающих.
Ноль.
Нулевой Отряд.
- Для меня честь представиться единственному за всю историю Сейрейтея обладателю безымянного зампакто. Будем знакомы, третий офицер Королевской Стражи, Тодзиро Сасакибе. Кенпачи своего поколения.
- Э?.. - Зараки поднял от удивления брови, а потом громко расхохотался. - Ты? Ты?! Дурья башка, ты называешь себя Кенпачи?!
Сасакибе посмотрел на других капитанов. Да, все они были в курсе. Слишком уж недолго нынешний капитан одиннадцатого отряда занимал свой пост. Всего-то чуть больше века. Об отношении Сасакибе к Страже знали и Кьораку, и Унохана с маленьким Тоширо, и Бьякуя с вечно скалящим свои зубы Куротсучи. Да, нынешний глава клана Кучики и капитан Хитсугая относительно недавно в Готее, но для них было сделано исключение. Отсутствующие сейчас Укитаке и Комамура тоже были в курсе всего, а вот трое отступников, кстати, - нет.
Зараки выхватил клинок и приставил его к незащищенной шее Первого из лейтенантов. В глазах капитана плясали дьявольские огоньки, а рот кривился то ли в дикой злобе, то ли в жуткой улыбке. Никогда не расстающаяся с ним Ячиру сейчас спрыгнула на пол и не спускала взгляда с самого важного для неё человека. И она тоже улыбалась. Она любила, когда её Кен-тяну весело, когда отступает скука...
- Думаете, я действительно поверю, что ты, усатый, Кенпачи?! Хрень собачья! Называться сильнейшим в поколении, для этого нужно таковым являться! - Зараки сорвал свою повязку и вокруг него заплясал огонь мощнейшей реяцу. - Что, нравится, о сильнейший?!
Присутствующие здесь лейтенанты в тот же миг согнулись, будто под напором невидимого дробящего кости пресса. Устояли лишь капитаны, притом, что делали это они с изрядным усилием, а еще двое Кенпачи.
- Да, печальная тенденция, - Сасакибе, казалось, совсем не чувствовал чудовищной духовной силы. - Судя по пиковому давлению твоей реяцу, нынешние шинигами жалкие слабаки. Хм, не могу сказать, что живя здесь долгое время, я этого не заметил, но...
- Закрой рот! - Зараки схватил меч двумя руками и нанес прямой рубящий удар. Наверное, это выражение лица нынешнего командира одиннадцатого отряда означало удивление.
Кончик мизинца упирался в зазубренное лезвие. Меч замер, не нанеся лейтенанту первого отряда ни единой царапины.
- Неужели в этот жалкий недостойный шинигами удар была вложена вся твоя сила? - под ногами лейтенанта Сасакибе пол превратился в мелкое каменное крошево. - Впрочем, можешь не отвечать. Я ведь в курсе, что ты берешь зампакто в обе руки лишь по особым случаям.
Всем собравшимся здесь представился случай лицезреть настоящее чудо. Увидеть удивленного, ошеломленного капитана одиннадцатого отряда. Вопреки своему обыкновению он не кинулся вновь на другого Кенпачи. Ведь сколь бы ни была велика его жажда сражения, Зараки был кем угодно, но абсолютно точно не был он идиотом, кидающимся на врага неизмеримо более сильного. Когда между ними пролегает гигантская пропасть, которую нет шансов преодолеть.
- Кен-тян? - Ячиру приложила пальчик к подбородку и чуть наклонила голову, глядя на своего капитана. - Кен-тян, улыбнись! Ведь ты встретил кого-то с силой почти как у дедушки! Ты же сам твердил: "Вот и сдох старый дурак. Черт, что же это, теперь нет в мире никого, кто бы смог голыми руками остановить мой меч?" Улыбайся, Кен-тян!
Зараки кашлянул, пытаясь заглушить рвущийся наружу сумасшедший смех.
- Ха-ха-ха! Чтоб тебя, усатый черт! Оказывается, ты способен на куда большее, чем просто ходить за старым пердуном! Говоришь, ты третий офицер? Это значит, что существуют еще как минимум трое, кто сильнее тебя? - бубенцы на кончиках волос звенели, рождая странную мелодию. Они звенели от хохота капитана. Но он смеялся совсем не от радости. Так Зараки пытался скрыть пробивающую его тело сильную дрожь. Он не самый сильный. Он даже не второй. Он. Он... Дрожащая рука с трудом отправила меч в ножны и капитан, развернувшись, нетвердым шагом двинулся к выходу.
- Варвар, - прошипел Куротсучи, когда Зараки вместе с Ячиру скрылись в дверном проеме. - Животное.
- Вы считаете? - спросил его Сасакибе, разглядывая рваные тряпки, остатки его белой накидки. - Но мне казалось, это в человеческой натуре - постоянно стремиться к вершине.
- Этот мясник живет лишь ради драки! Воплощенный инстинкт убийства и ни капли мозгов!
- Позволю себе с вами не согласиться, Маюри-сан. Если бы ваши слова были истиной, то Зараки Кенпачи не ограничился бы одним лишь ударом. Вам так не кажется?
Капитан двенадцатого отряда и по совместительству глава Исследовательского Института промолчал, считая лишним отвечать на такие вопросы.
- Думаю, всем очень понравился ваш дуэт, - подал голос Хитсугая. - Но может, будет правильнее перейти к решению тех вопросов, ради которых мы все здесь и собрались?
- Устами... - протянул Кьораку, с улыбкой посмотрев на сжавшего зубы Тоширо. - Помните, как там дальше, Хитсугая-тайчо? Тишину нарушило только хихиканье лейтенанта десятого отряда, которое было остановлено одним только строгим взглядом капитана.
- Что ж, тогда прошу у вас внимания, - Тодзиро Сасакибе пригладил усы. - Я здесь исполняю роль представителя Нулевого Отряда и отчасти Короля, так что...
- Мы же вроде сказали, что внимаем каждому слову... - пробубнил Куротсучи. - К чему все эти вступления?
- Прошу меня не перебивать. Итак, Стража всё это время следила за происходящим. Мы видели все ваши сражения, все ваши действия и неудачи.
- Видели, но ни разу не вмешались, - подметил Шунсуй.
- Это не входит в наши непосредственные обязанности. Вы, члены Готей 13 всеми силами должны сохранять равновесие между Сообществом Душ и Миром Пустых, а самое главное - пресекать любые попытки проникновения в королевское измерение. Обязанности же Нулевого Отряда - это охрана непосредственно королевской семьи. Жесткое разделение, но уж, какое есть. Отчего Стражам вмешиваться в дела, которые должны улаживать члены Готея? Мы ведь не набираем из вас добровольцев для охраны Дворца?
Снова в воздухе повисла напряженная тишина. Все вокруг будто бы резко задумались над чем-то важным. И...
- Прошу нас простить, что мы не смогли выполнить наш долг, - спокойным и слегка торжественным голосом произнес Бьякуя, чуть склонив голову. - Словами не передать, нашего...
- Бросьте, капитан Кучики, - ответил ему Сасакибе. - Вы же сделали всё, что могли. Значит, вам тогда нужно извиняться за то, что у вас попросту не хватило сил... А это... Это немного глупо, хотя для главы благородного клана, думаю, в самый раз. Сейчас нам нужно на время забыть о трагических событиях последнего сражения и больше внимания уделить предстоящим битвам. Возражений, надеюсь, нет? - Все молча, кивнули. Глава клана Кучики просто моргнул. - Вот и отлично, тогда...
Двери резко распахнулись, и в комнате стало чуть больше народа. На пороге стояли два капитана одного и того же отряда.

----------------------------------------------

Как всегда прошу хвалить, критиковать и иными способами комментировать фанф. Автору же приятно...


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:52 | Сообщение # 7
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline
Однако, здравствуйте! Как и обещалось, сегодня выкладываю новую главу фанфика. Она включает в себя две мини-истории, которые повествуют о происходящем в абсолютно разных местах. Причем со второй историей такая - штука, я её, во-первых, не очень-то хотел выкладывать, а, во-вторых, серьезно задумывался над тем, стоит ли её писать вообще. Короче, в итоге решено было всё же вставить сцену, а уж вышло из неё что-то хорошее или нет - вам судить. Да, и название решил поменять у главы, но это так, косметические изменения...
Встречаем!

Глава 8. Чужие среди Чужих.

- Вот мучаюсь я тут с вами, - негромко говорил хозяин магазина, отвлекаясь от настройки какого-то странного устройства. - Мучаюсь, понимаете ли, и такая меня ностальгия по недавнему прошлому разбирает...
На каменистой равнине под бутафорским вечно голубым небом без Солнца стояли несколько человек. Они были совершенно разными, и любой случайный свидетель готовящегося здесь представления сломал бы голову, задаваясь вопросом, каким же это образом они собрались вместе. А вот человек в глупой полосатой шляпе и в не менее глупых гэта на ногах знал их маленькую тайну. Он вообще много знал. Быть может, некоторым показалось бы, что даже СЛИШКОМ много. Другое дело, что этих "некоторых" можно было по пальцам пересчитать, - слишком непростая это задача, распознать истинное лицо человека под умело изготовленной маской придурковатого владельца магазина.
- Вот, кажется, буквально вчера я открывал Врата в Сообщество Душ для сынишки Ишшина и его друзей, потом вспарывал для них же пространство между этим миром и...
- Меньше болтай, Киске, - сложил руки на груди и скорчил недовольную мину один из стоящих поблизости людей. - Меньше всего...
- Меньше всего нас интересуют похождения всяких рыжих идиотов без мозгов и инстинкта самосохранения! Пошевеливайся там, нечего отвлекаться на пустую болтовню!
- Нельзя ли выказывать чуточку больше уважения к своему ка...
- Заткнись! Иначе я тебе этот вот тапок... Нет, оба твоих деревянных недоразумения на ногах! Я их возьму и затолкаю тебе в ж...
Дальше донеслось лишь невнятное мычание и голос Хирако Шинджи, а это, как не сложно догадаться, был именно он:
- Прошу простить эту маленькую девочку. Она не... - собственный протяжный стон прервал его слова. Наверняка, виной тому был острый локоть "маленькой девочки", что за секунду до этого совершил резкое движение, а сейчас упирался куда-то в район паха бедного согнувшегося Шинджи.
Хиёри замолчала, удовлетворившись, видимо, жестокой расправой над бедным Хирако.
- Блин, да какого хрена ты творишь?! - прошипела через некоторое время жертва членовредительства. - Как ведешь себя со старшими?!
- Отвали, Шинджи, - бросила, не глядя в его сторону Хиёри, и обратилась к человеку в шляпе. - Эй, Киске, долго ты будешь там копошиться?!
Ответ донесся до всех присутствующих спустя пару секунд. Пещера дрогнула и каменистая равнина расцвела множеством мелких трещин, а сверху посыпались сверкающие голубоватые лепестки, то, чем был покрыт потолок. Две гигантские колонны заметно склонились друг к другу, но устояли. Затем раздался резкий неприятный звук раскрывающегося чрева гарганты.
- Охо-хо, - вздохнул Урахара, прикрывшись своим веером. - Старина Тэссай будет очень недоволен. Что-то в этот раз процедура прошла с некоторыми осложнениями...
Вперед вышел невероятно полный человек, странность которого заключалась в ярко-розовых усах на широком лице.
- Думаю, всё дело в том, Урахара-сан, что на сей раз вам не помогал Тсукабиши-сан. Кстати, а где он сейчас...
- Хо-хо-хо! - нервно хохотнул эксцентричный хозяин магазина, и его лицо окончательно скрылось под полосатой шляпой. - Понимаете... Ну, у него появились срочные дела, он сейчас важный заказ доставляет, вот и не смог здесь присутствовать.
К нему неспешно подошел Шинджи, оправившийся уже от подлого удара маленького лейтенанта. Он сдвинул головной убор своего давнего знакомого. Так, чтобы заглянуть ему в глаза:
- А великая Сюнсин (эпитет, применявшийся к Йоруичи, богине молнии или молниеносной богине, прим. автора)? Она у тебя мгновенными почтовыми рассылками занимается?
На Хирако смотрели проницательные глаза бывшего капитана двенадцатого отряда и бывшего главы Исследовательского Института. И сейчас им вернулась серьезность.
- То, что я сейчас делаю, вероятно, принесет мне кучу очень серьезных проблем, и мне... Мне бы не хотелось, чтобы под раздачу попали заодно и Тэссай с Йоруичи. Сейчас, когда встает вопрос об их реабилитации, а в перспективе и восстановлении в должностях. Вот почему я стараюсь снять с них любое возможное обвинение о причастии их к моим делам. Понимаешь, Хирако... кун?
- Понимаю-понимаю. И просто восхищаюсь твоим благородством. Но что конкретно ты подразумеваешь под этими самыми "возможными проблемами"?
Урахара повернул голову и озабоченно взглянул в черноту гарганты:
- Ой, что-то я опасаюсь за стабильность прохода... Надо бы вам торопиться...
Шинджи что-то недовольно пробурчал, но ничего внятного так и не сказал. Он легко оттолкнулся от земли и махнул рукой остальным, прежде чем исчезнуть в черной пустоте.
- Если дело не выгорит... – протянул Урахара. Но спохватился и замахал веером, озираясь по сторонам. – Хо-хо-хо! О чем это я?..

***
Она с трудом раскрыла глаза и увидела над собой лишь белый потолок. Попыталась встать, но тело её не послушалось.
- Ч-черт...
- Отлично, ты очнулась, - где-то совсем рядом раздался очень серьезный голос, но серьезность эта едва ли могла скрыть возраст его обладателя. - А ведь даже Унохана была не на шутку обеспокоена твоим состоянием. Что ж, в любом случае, я очень рад.
- Ты, - ей даже не нужны были глаза, чтобы сразу всё понять. - Ты тот седой мальчишка...
- Для тебя - капитан Хитсугая. – И заранее советую тебе не делать никаких глупостей. Во-первых, ты сейчас слишком слаба, а во-вторых... Будет глупо нападать на своих спасителей.
Наконец, невероятным усилием она всё же смогла хотя бы сесть. Тонкое одеяло упало с её плеч, обнажая смуглую кожу груди...
- Если это было сделано нарочно, то совсем напрасно, - холодно произнес Тоширо, даже не делая попыток стыдливо отвести взгляд.
- А ну, отвернись!
- ... С такой безголовой в лейтенантах я бы иначе давно сошел с ума, - объяснил он. - Нет, конечно, Мацумото, в общем-то, хороший человек...
Светловолосая его не слушала, она ощупывала своё тело под натянутым одеялом и начинала понимать всё меньше и меньше.
- Г-где... Где...
- Эта твоя костяная броня? Тогда в небе над Каракурой, когда Айзен ранил тебя, и ты истекала кровью... Ты обязана своей жизнью похищенной вами смертной. Иноуэ Орихиме, несмотря на своё состояние, залечила твои раны, но вместе с этим рассыпалась в пыль и твоя маска.
Смуглолицая судорожно дернулась и пробежала пальцами по груди. Её глаза расширились то ли от удивления, то ли от ужаса.
- Именно, дыра, что отличает Пустых от всех прочих душ, тоже закрылась, - спокойно произнес Хитсугая, наблюдая за её тщетными поисками. – Теперь даже не знаю, кем тебя называть... Арранкаром? Простой душой? Или...
Он не договорил. Дверь в палату бесцеремонно распахнулась и в помещение без стука ввалилась, кто бы вы думали, Мацумото Рангику.
- Капитан, я тут... – в руках она держала какие-то вещи, но увидев нервно ощупывающую себя Халлибел, та швырнула тряпье на пол, и грозно спросила. – Так. И что здесь происходит?
Тоширо спохватился, поймав себя на мысли, что таки с весьма живым интересом пялится на тело третьей из Эспады. Но он бы не был собой, если бы даже в такой ситуации не сохранил хладнокровие.
- Оставляю её на тебя, Мацумото, - бросил он, и встав с кровати, неторопливо вышел в коридор, припекаемый взглядами своего лейтенанта и обычно не менее хладнокровной Халлибел.
Лишь когда захлопнулась дверь, он смог с облегчением вздохнуть и утереть проступившую на лбу испарину. А дальше... Нет, он никуда не ушел, а просто прислушался, стараясь уловить слова за стеной.
-... Вот, я тут принесла кое-что из своей одежды, - довольно миролюбиво говорила Рангику. – Думаю, тебе всё должно прийтись в пору, - и Тоширо отсек бы себе руку, если в данный момент Рангику не обводила оценивающим взглядом её грудь. – Да, думаю, будет в самый раз...
Халлибел встала с постели и под напряженным взглядом Мацумото стала натягивать предложенные вещи. Хотя, «натягивать» - это слишком громко сказано. Проблема возникла уже на самом, что ни на есть начальном этапе.
- Я... э...
- О, Господи, - Рангику смотрела на неё с суеверным ужасом. – Только не говори мне, что до сих пор носила это сокровище без лифчика?!
За стеной Хитсугая медленно стал покрываться краской.
- Понимаешь, дело в том, что мне, как бы это сказать... Мне не нужны были такого рода предметы, когда я была арранкаром, - развела руками Халлибел. – Мое тело было покрыто...
Но Рангику её уже не слушала. Она подошла к Третьей вплотную и развернула девушку к себе спиной, а потом – щелк – за мгновение справилась с коварной застежкой.
- Вот и всё, а ты тут мучаешься, - сказала Мацумото.
Тоширо за тонкой стенкой показалось, что в голосе у неё просквозила зависть. Причина этого раскрылась уже совсем скоро.
- Жмет, - пожаловалась смуглая бывшая представительница Эспады. – Туго.
- Чего?.. – Мацумото развернула её теперь уже передом и положила руки на чашечки лифчика. После продолжительного ощупывания она нервно бросила. – Н-ничего не жмет! Привыкнешь!
Хитсугая едва не был пришиблен резко открывшейся дверью, а его лейтенант даже не подумала извиниться, когда проходила мимо. Но он не стал её окликать и высказывать в очередной раз своё недовольство. Капитан, опустив голову, ступил на порог палаты.
- Можно?
Ответа не последовало, но он все равно шагнул внутрь и прикрыл за собой дверь. У кровати стояла Халлибел, как видно, только-только успевшая надеть трусики и сейчас вертящая перед глазами какую-то принесенную Рангику кофточку. Девушка опустила её и посмотрела на Тоширо.
- Чего ты хочешь, мальчик? – спросила она лишенным каких-либо эмоций голосом.
Сейчас Капитан прямо смотрел на неё, не стесняясь полуобнаженного тела. О чем он сейчас думал?
- Айзен предал тебя, - слова чугунным молотом ударили по сознанию.
Предал. Нанес подлый удар.
- Да, - снова голос без эмоций, но который принадлежал не какому-нибудь неживому существу... Нет, наверное, так могли говорить лишь обреченные, осознавшие необратимость некой своей участи и переставшие уже чувствовать что-либо. – И что же теперь? Я буду жить здесь? Зачем это вам?
- Милосердие – добродетель, которую хотя бы иногда стоит проявлять даже к врагу, - наставительно произнес капитан. Слова были произнесены очень серьезно, и контраст между ними его детской внешностью выглядел на редкость уморительно. – Что... Ты... Ты улыбаешься?
Действительно, на лице Халлибел появилась робкая улыбка. Очень несвойственное ей внешнее проявление эмоций. Обычно, когда губы сковывала маска... И даже в высвобожденной форме, в бою, когда совсем не до улыбок. Девушка спохватилась, и коснулась пальцами своих губ.
- Как тебя зовут, мальчик? – спросила она.
- Я, кажется, уже представлялся тогда, в Каракуре. Хитсугая Тоширо, капитан Десятого Отряда Готей Тринадцать.
Бывшая Третья шагнула к нему и встала перед ним на одно колено, чтобы лица сейчас были на одном уровне.
- То-ши-ро, - по слогам повторила девушка. – Хорошее имя.
- Для тебя ка... – начал, было, он, но осекся и просто ответил. – Спасибо.

***
Она сидела совсем одна на большом сером валуне. Вокруг, насколько хватало глаз, лежал бесконечно-мертвый мир Пустых. Несчастные души, что попадают сюда, обращаются в лишенных памяти и сердца монстров, которым остается лишь... гнев? Вот только на кого. Зачем нужен гнев, когда ты одинок? Зачем чувства, если рядом никого нет?
Ей не страшно было умереть, куда страшнее ей было умереть в забвении, не оставив после себя ничего.
- Приветствую тебя, о сбросившая маску, - перед смуглокожей девушкой как-будто из ниоткуда появился высокий человек.
Шини... гамии?
- Что тебе, Жнец? – спокойные слова, от которых разливалось лишь безразличие.
- Мне? Хм, мне в сущности ничего не нужно от тебя. Зато... Что нужно тебе, печальная Тиа Халлибел?
Она молчала. Что ей нужно? Что ей было нужно эту никчемную жизнь и во все прошлые?
- Думаю, я знаю ответ на этот вопрос, - улыбнулся человек. – Ты боишься, что жизнь твоя будет напрасной. Что эта жизнь не принесет никому пользы. Не поможет...
- ... Не спасет... – эхом отозвалась Халлибел.
- Тогда иди со мной, - властно произнес шинигами. Шинигами ли? – Иди, и я дам твоей жизни цель. Стану господином, которому ты сможешь сослужить верную службу.
Он протянул свою руку.
И она повиновалась. Не задумываясь, не медля, Халлибел приняла эту руку. Потому что девушка эта не знала иного смысла в жизни, кроме как жертвовать собой ради кого-то.

***
Тиа Халлибел преклонила колено перед молодым, но с самого рождения седым капитаном.
- Тоширо... Хитсугая Тоширо, прошу, стань... – она ненадолго умолкла, будто собираясь с мыслями. – Стань для меня всем. Будь рядом со мной, будь честен со мной. Будь со мной. И тогда...
- Тогда и ты стань для меня всем, - на щеках мальчика появился румянец. – И клянусь, я не предам тебя. Никогда. Я...
- Я умру, если прикажешь, но и ты сделаешь тоже по одному моему слову, - она протянула руки и обняла его, а затем мягко поцеловала в лоб и прижала к своей груди.
Засим оставим их наедине, ибо здесь не будет того, что породило бы грязные помыслы. Ибо они... Ту, что готова была подарить кому-то себя, и того, который нуждался в ком-то рядом... Их связала отнюдь не похоть и плотская любовь.

---------------------------------------------------

Что... Ах да, не забываем комментировать! Всё написанное про Халлибел можете считать этаким авторским филлером - еще не решил, будет ли она активно задействована в повествовании, просто захотелось оживить одного из самых любимых персонажей.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:54 | Сообщение # 8
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 9. Решение.

Темнота была почти осязаемой. Казалось, стоит протянуть руку и в ней окажется зажатым край темного полотнища. Воздух медленно, будто бы нехотя просачивался в легкие и оставлял неприятное ощущение в горле. Дым без вкуса и запаха, но куда плотнее, той газовой смеси, которой дышат люди.
Шаг. Движение дается с трудом, что еще больше подтверждает верность тех ощущений, которые вызывает тяжелый воздух. Под ногами слышится неприятный хруст. Наверное, это можно было бы принять за звук ломающихся веток, но смешно на это надеяться. Еще шаг и еще. Ступни давят чьи-то мелкие косточки.
Внезапно впереди появляется пятно мрака, такого густого, что окружающая тьма уже перестает казаться совершенно непроглядной. Черный сгусток шевельнулся. Дрожь пробежала по всему телу и заставила сердце ускорить свой ритм.
- Ты боишься?
- Нет...
- Ты лжешь, я слышу, как трепещет сердце в твоей груди.
Такой знакомый голос и такие привычные холодность, спокойствие, безразличие...
Черные крылья раскрылись, и мрак вспыхнул парой зеленых глаз. Страх отступил, теперь она и правда не боялась. Орихиме сделала еще несколько шагов, которые теперь дались ей намного легче, и протянула вперед руку, коснувшись ледяной щеки.
- Ты... Ты не погиб? Я так...
- О чем ты говоришь, женщина?
Из тьмы появилось белое лицо. Еще тогда, в Хуэко Мундо задавалась она вопросом, что за полосы пролегли от глаз четвертого в Эспаде. И что стало причиной его абсолютного безразличия ко всему окружающему.
- Но ведь я сама видела, как ты растаял в воздухе! Тогда, над куполом Лас Ночес...
- Верно, - кивок. Странно, вроде бы Улькиорра никогда не кивал. Он вообще делал мало того, что считалось бы нормальным для обычных людей. Даже для арранкаров... - Я умер. Меня больше нет.
- Но ты здесь, передо мной! - удивление в голосе Орихиме ярко контрастировало с неживыми интонациями Кватры.
- Глупая женщина. Кем ты меня считаешь? Мертв - значит мертв. Я не полубессмертный Вастер Лорд, я лишь адьюкас, решивший в своей гордыне хоть немного приблизиться к Истинным Правителям.
- Вастер... Лорд?.. - медленно повторила Иноуэ.
- Не забивай себе этим голову. Оглянись вокруг. Вглядись в эту тьму. Присмотрись. Присмотрись, женщина, это тьма, что сковала твою душу.
Взгляд девушки потух, она опустила голову и вот по её щекам покатились слезы.
- Я опять сплю. Снова кошмар, да? Прошу, не мучай меня! Убей, убей, убей!
Тонкие пальцы сжали её подбородок и рывком подняли голову. Глаза Орихиме встретились с холодными изумрудами Улькиорры.
- Ты сама призвала эту тьму, - сказал арранкар, вглядываясь в нежные черты девичьего лица. - Весь этот мрак... Это твоя скорбь. Твоя печаль. Твоя... Слабость. Ты не спишь, женщина, тебе не снится очередной кошмар. Мы в какой-то мере находимся в твоем внутреннем мире, если позволишь так называть потайной уголок твоего сознания.
- Но откуда ты здесь? - недоуменно спросила Иноуэ, утирая мокрые щеки. - Как ты смог попасть в МОЙ внутренний мир?
- Смотря кого подразумевать под этим самым "ты". Если убитого Улькиорру Шиффера, то придется тебя разочаровать. Я просто ожившая в твоем сознании совокупность всех тех качеств, которыми он располагал. Или которыми наделила его ты в своей голове. Четвертый Эспада и я - это два абсолютно разных существа. У нас с ним нет ничего общего. Он - оригинал, я - тот, каким ты его видела. И такого Улькиорры никогда не существовало.
Ладонь Иноуэ легла на холодную мертвенно-бледную щеку и девушка нахмурилась. В её душе столько тьмы?
"Не обманывайся тем, что с виду она в полном порядке. Может самые глубокие раны у неё внутри?"
То заключение просто не могло не оставить после себя следов.
- Вот чем стал свет твоей души, - Улькиорра раскинул руки и вместе с ними расправились гигантские крылья. - Но не вини себя, женщина, ты здесь ни при чем.
- Но...
- Виной тому временный шинигами. Из-за него ты захотела стать сильнее. Из-за него, только не надо сейчас о друзьях, ты отправилась в Хуэко Мундо. Из-за него...
- Пожалуйста... - Иноуэ сгорбилась и зажала уши. - Пожалуйста, прекрати! Не говори этого!
- Почему? Ты не хочешь слушать собственные мысли? Глупая. Глупая Химе, уже забыла мои слова? Я не Улькиорра, и говорю я лишь то, что думаешь ты сама. Оглянись вокруг. Тьма - всего лишь отсутствие света. Света, который забрал Куросаки.
- Он ничего не забирал у меня! - Иноуэ подняла заплаканное лицо.
- Правда? Ну, значит, ты сама отдала это. Но теперь ничего не поделать. Теперь остается... Только рыдать. Да, женщина?
Арранкар сделал шаг вперед и обхватил девушку за плечи, прижимая к своей груди. По холодной коже скатились слезы. Рука Улькиорры зарылась в рыжие волосы, а он продолжал говорить:
- Но ты почему-то считаешь, что груз ответственности за смерть Ичиго на тебе. Я не могу обнадежить тебя, сказав, что это заблуждение. Ты всё равно не захочешь слушать. Поэтому я не стану утешать. Женщина, кто для тебя этот рыжий временный шинигами?
Всхлипы утихли, и только горячее дыхание девушки ощущал этот не-Улькиорра.
- Кто... он... - эхом ответил её нежный голос. - Кто? Куросаки-ку...
- Можешь не отвечать, я и так знаю ответ. Похоже, это называется... Любовью, да? К сожалению, мне трудно осознать значение этого слова, да это и ни к чему. Я не понимаю истинных человеческих чувств, но...
- Хватит, - слезы катятся по голой груди арранкара. - Не нужно.
- Ты очень странная. Знаешь это, женщина? - его взгляд был устремлен куда-то вдаль, поверх головы Орихиме. - Если человек видит в тебе только лишь друга, то не логично ли будет вместо тщетных попыток обратить на себя его внимание, изменить что-то... в себе? Сделать так, чтобы Он увидел в тебе не только лишь объект, нуждающийся в защите.
Иноуэ подняла заплаканные глаза, и заглянула в бесстрастное лицо Пустого. Пустого, который умудрился оставить след в её душе.
- Но как я должна была это сделать?
- О, всё предельно просто. Встань вровень с любимым, стань сильнее, стань... Достойной его. Ты давно твердила, что хочешь обрести силы, чтобы не быть обузой для твоего Куросаки. Так в чем же дело? Давай! Действуй, не ограничивайся пустыми разговорами! - Обрести силу, так сказал Улькиорра. - Так ты хочешь этого?
- Но...
- Женщина, я не лошадь, чтобы выслушивать твои постоянные "но". Мне известно, что ты хотела сказать - Куросаки мертв. Тогда зачем мне нужна сила, да? Весьма справедливо. И очень печально. Это значит, что ты недостойна даже памяти о нем. Женщина, ты жалкая. Мне стыдно, что я ожил в твоем сознании. С высоты всего произошедшего становится удивительным и тот факт, что вы с временным шинигами стали друзьями.
- Да, он мой друг! - Иноуэ внезапно напряглась и оттолкнула арранкара. Её спина выпрямилась, а во взгляде появилась ярость. Лишь мокрые дорожки на щеках говорили о слабости девушки. - Ты ничего не знаешь о людях! Не тебе рассуждать о дружбе!
- Не мне? Возможно, но делать это мне никто не запретит. Глупая, дружба, если она и существует, в чем я сильно сомневаюсь, возможна только между равными. И даже тогда это скорее соперничество. Попытка доказать превосходство одного над другим. Если же два человека очень разнятся в силе характера, способности к внушению, какими-либо психологическими характеристиками, то даже эта банальная связь между ними невозможна. Слабый станет рабом сильного, и этого не изменить, сколько бы ты ни отрицала факты. Чувства, воспринимаемые тобой как любовь, например, на деле являются просто нуждой. С того дня, когда в твой дом явился обратившийся в Пустого брат, ты стала нуждаться в Куросаки. В его присутствии. В его защите. В его, как ты думала, дружбе.
- Нет, ты не прав!
- Отрицать собственные мысли... А это в твоем духе. Да, Химе-сама? Но ты, наверное, плохо меня расслышала. Пойми, даже если такая правда для тебя неудобна, то от этого она не развеется как ночной кошмар, не исчезнет, не обернется грязной ложью. Не изменить то, что передо мной зависимая от другого человека слабачка. Которая, вдобавок ко всему, не хочет этого признавать. Женщина, ты не знала, что признание проблемы - первый шаг к её решению? Да, ты почти сделала этот шаг, сказав себе, что нуждаешься в обретении силы. Но её нужно больше, Орихиме. Её нужно намного больше. Ровно столько, чтобы дрогнула твоя мертвая любовь.
Стань сильнее, женщина.
Прекрати жалеть себя.
Растопчи свою слабость, плюнь на неё и шагай дальше. Или умри.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:57 | Сообщение # 9
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 10. Протяни мне руку...

Сильнейший из арранкаров стоял перед непроглядно-черной глоткой гарганты и ждал. Сегодня в Лас Ночес праздник в честь незваных гостей.
Наконец, кожи коснулось ледяное дыхание Междумирья и из тьмы на серый песок шагнули вайзарды.
- Здорово Ичиго, - шествие возглавлял Хирако. - Как тут ваше ничего?
- Да не жалуюсь, - улыбнулся Ичиго. Несерьезность Шинджи его почему-то больше не раздражала. - А сам-то как?
Но только-только завязавшуюся мирную беседу невежливо прервал Кэнсэй, отодвинув Хирако в сторону. Судя по его серьезному лицу, он сейчас был не особенно расположен к вежливым разговорам:
- Ичиго...
- Да, Кэнсэй-сан?
- Прекрати это! - хрустнули костяшки пары огромных кулаков. - Ты сейчас похож на Шинджи, но меня это что-то совсем не умиляет.
Временный шинигами сейчас мысленно спрашивал себя, что происходит с его манерой разговора, но ответа, конечно, так и не дождался. Разве мог он уже успеть осознать одну простую истину - его душа отныне едина...
- Да ладно тебе, - отмахнулся Хирако. - Чем плохо, что человек перенимает черты своего идола? Да, Ичиго?..
- Ягодка-тян, а что это с твоей маской? - из-за спины Кэнсэя высунулась его бывший лейтенант Маширо. - Ты сейчас, честное слово, прямо вылитый арранкар.
- Ох, правда... - прикрыл лицо рукой Шинджи. - А мы прямо и не заметили...
Тут не выдержал Кэнсэй. Сделав молниеносный выпад, он схватил Ичиго за грудки и поднял. Тот даже не изменил расслабленно-довольного выражения.
- Куросаки, знаешь, что ты сделал? Ты предал всех. Ты пошел за тем, кто едва не убил нас всех! Черт, Айзен, в конце концов, убил Ямамото! Понимаешь ты это, дурья твоя башка?!
- Поставь меня на землю, Кэнсэй-сан. Быстрее, иначе мне придется поступиться вежливостью, - внезапно брови его сошлись у переносицы, а глаза вспыхнули недобрым огнем. - Скажи мне, разве я обязан перед вами отчитываться? Как это глупо, объяснять что-то тем, кто слабее.
Временный шинигами оказался, наконец, на земле, а освободившейся правой рукой Кэнсэй хотел было двинуть ему по лицу, но кулак напоролся на раскрытую ладонь.
- Не думаю, Кэнсэй-сан. Пытаясь нанести мне удар без вашей хваленой маски, вы, по сути, раните мою гордость. - Ичиго сделал резкое движение, и его пятка врезалась в челюсть бывшего капитана. Мугурума отлетел на добрые пять метров, но тут же вскочил на ноги. Потом, раздирая ногтями лицо, он за мгновение надел маску, и воздух Хуэко Мундо вздрогнул от дикого рева высвободившегося вайзарда.
- Эй, никто не хочет помочь ему? - спросил остальных Ичиго.
- Кэнсэй и без нас тебе наподдаст! - крикнула в ответ Маширо.
Шинджи не проронил ни слова, но характерное выражение его лица будто бы говорило что-то вроде...
"Мне бы твою уверенность"
Кэнсэй бросился вперед, при этом, даже не подумав достать меч. Он был невероятно силен, этот бывший капитан девятого отряда. Сильнее даже, чем неофициальный лидер вайзардов, Хирако Шинджи. Но тот выигрывал благодаря способности своего зампакто, а здесь всё решала огромная сила и звериная ловкость.
Грубый рык из-под маски, отдаленно напоминающей хоккейную. И вот Мугурума ударил.
Наверное, он бы смог на равных сражаться с Зараки Кенпачи, таков был уровень его реяцу, такова была величина его жажды крови, когда он приоткрывал пустую часть своей души. После этого удара, нанесенного одним лишь только кулаком, от любого осталось бы мокрое место, но...
Но разве был Куросаки Ичиго тем самым абстрактным "любым"? Нет, он не стал эффектно останавливать ладонью руку Кэнсэя. Он просто увернулся.
- Знаете, Кэнсэй-сан, - вполне спокойно заговорил Ичиго. - Мне бы в принципе не составило труда побить вас, но тут, понимаете, возникает одна маленькая проблема. Вы ведь мои товарищи. Вы все помогли мне, когда я сильно в этом нуждался. Вы не дали мне потерять себя, утонув в собственном внутреннем пустом. За это я благодарен. Всем вам, - еще один уворот. - Я не могу драться с теми, перед кем я в неоплатном долгу. Не могу и не хочу.
На сей раз удар всё же достиг цели. Послышался сухой хруст и белый неровный осколок маски упал на песок.
- Тогда это сделаю я! Набью тебе морду и обо всем с пристрастием расспрошу! - кулак снова добрался до него, но на этот раз Ичиго просто замер, даже не пытаясь увернуться. - Я спрошу тебя, почему ты всех предал? Почему бросил друзей?! Зачем ты пошел вслед за Айзеном?!
Ичиго рукой остановил его кулак и спокойно ответил:
- Потому что так я смогу всех защитить. Помочь. Спасти.
- Кого?! Кому ты поможешь, начав плясать под дудку этого ублюдка?! - сейчас костяшки на правой руке должны были размозжить голову временному шинигами, но тот парировал удар и врезал в ответ Кэнсэю под дых.
- Кому? Ты меня не слушал? Я же сказал - всем! Я не знаю, что движет Айзеном, да мне на это, в общем-то, плевать. Главное не причина. Главное здесь, - он ткнул себя в грудь. - В моем сердце. Ясно?
Кэнсэй тяжело дышал, пытаясь заглушить свою ярость, и смотрел на спокойно стоящего Ичиго.
Свист воздуха.
- Да чего с ним говорить?! - крикнула Хиёри.
- Стой, дура! - голос Шинджи, казалось, раздается где-то далеко-далеко, но прекрасно слышно, что привычного спокойствия в нем больше нет.
Но её стремительный полет ему было уже не остановить. Рука уперлась в маску девушки, а страшный удар другой разбил её вдребезги. Хиёри неподвижной куклой упала на землю.
Внутри Ичиго сейчас бушевал настоящий ураган, хотя внешне он был предельно спокоен. Что он сейчас делает? Зачем сражается с вайзардами?!
- Саругаки, чтоб тебя! - к ней подбежал Лав и бережно взял на руки, и, прислушавшись, добавил, повернувшись к остальным. - Дышит.
- Конечно, - кивнул новоиспеченный арранкар. - Я же, кажется, вполне понятно выразился, что у меня нет ни единой причины вас убивать.
Зеленоволосая Маширо не стала больше его слушать, и, нацепив маску, ринулась в бой.
- Бакудо шестьдесят три, Садзё Сабаку! - вскинул руки стоявший до этого в стороне Хачи. - Я... Я тоже совсем не хочу тебя убивать... Хадо номер шестьдесят три, Райхоку!
С пальцев правой руки бывшего лейтенанта Кидо-отряда потекли струи реяцу, собираясь в нечто, похожее по форме на серо, а через пару секунд это нечто бело-желтой молнией сорвалось, стремясь сокрушить того, на кого оно было направлено.
Похоже, молния достигла цели, песок вокруг Ичиго был взрыт ударной войной. Повеяло жаром, от неимоверно сжатой духовной энергии серый песок расплавился и посреди этого кипящего стекла стоял Ичиго. Целый и невредимый.
- Я пережил удар Кватра Эспады, - медленно произнес он. - Удар Темного Серо. Так скажи, какой вред может причинить мне шестьдесят третий путь разрушения?
Духовные цепи горячими струями стекали по его телу, но он, казалось, не чувствовал нестерпимого жара. Ичиго ждал, когда они прекратят бессмысленные попытки подавить его.
- Ты хочешь... - начал Шинджи, но временный шинигами перебил его:
- Я хочу, чтобы вы последовали за мной. Вместе со мной. Не за Айзеном, нет. У нас свой собственный путь. И я надеюсь, что его окончание мы увидим вместе. Сейчас в моем сердце живет то, благодаря чему вы стали такими. Наши воли сплелись и теперь...
- Айзен отдал тебе Хоугиоку?! - воскликнул Роуз, до этого молчаливо наблюдавший за происходящим. - Но какого черта ты не уничтожил его?!
Ичиго с хорошо видимым презрением посмотрел на него:
- А ты бы уничтожил то, что исполняет твои желания? Уничтожил бы предмет, благодаря которому всё, казавшееся раньше абсолютно недостижимым, исполнится, подчинившись одной только мысли? И силе.
- Но какую цену ты заплатил за это, Ичиго, - нахмурился Шинджи. - Отверг в себе человека и стал предателем для всех, кто знал тебя!
- Знаешь, Шинджи, говорят, что бывают цели, которые оправдывают любые средства. Моя цель - именно такая. Она принесет счастье стольким живым и мертвым, что ты и помыслить не можешь.
- Бросить всех и пойти с врагом, это для тебя приемлемая цена?
- Ответ ты и сам видишь, но я утешаю себя тем, что, в конце концов, всё вернется на круги своя. Я верю, дойдя до цели, друзья и близкие вновь вернутся ко мне. Капитаны, лейтенанты, весь Готей, всё Сообщество Душ поймет и простит меня. Вот увидишь, Шинджи. Идите со мной, и вы увидите всё своими глазами.
Кэнсэй сбросил маску и настороженно смотрел на него. Хиёри и Маширо медленно приходили в себя под облегченные вздохи Лава и Роуза. Поглаживал свои странного цвета усы Хачи, а Хирако пинал носком ботинка мелкие камушки под ногами.
- Повторяю снова, вы мои товарищи и я не стану убивать вас, даже если вы окажетесь на пути к моей цели. Но ноги я вам в этом случае точно переломаю, - предупредил Ичиго. - Ну же, господа. Решайте что-нибудь! Кэнсэй-сан, или может тогда, покажете мне свой Банкай? Это было бы честью для меня...
Но Кэнсэй не шелохнулся. Отчего-то все смотрели на Шинджи, будто лишь он сможет принять единственно верное решение.
- Идет, - кивнул он.
- Что? А?! Э?.. Чего? - посыпалось на него со всех сторон.
- Я так понял, что ты хочешь, чтобы мы присоединились к тебе, но говорить о причине твоего союза с Айзеном ты пока не собираешься. Верно?
- Именно, - кивнул Ичиго. - Но я даже не могу уверить вас, услышите ли вы эту причину с моих слов или уже увидите своими глазами. Просто поверьте мне. Больше я ни о чем не прошу. Доверьтесь, как когда-то я доверился вам.
- Но ты ведь понимаешь, что ничто не заставит нас склониться перед Айзеном и выполнять его приказы? - Вновь кивок в ответ. - Вот и славно. Что ж... Куросаки Ичиго. Перед своими соратниками я клянусь служить тебе.
Длинные паузы в этом разговоре уже стали вполне привычными. Не меньше минуты прошло, прежде чем взвизгнула очнувшаяся Хиёри:
- Шинджи, ты чего говоришь?!
- Ничего особенного, - он ухмылялся и рассматривал темное небо. - Включи мозги, дурочка и подумай немного, чего это Киске так легко согласился открыть нам проход? Хотя ладно, не напрягайся. Пройдоха Урахара понял что-то из сказанного тогда Айзеном в бою над липовой Каракурой. Я не знаю содержания тех слов, потому что мы все тогда вышли из игры. Но Ичиго их прекрасно слышал, так ведь?
- Ага. Абсолютно всё, - "Слова не важны - важны мысли".

***
Церемония вступления в Эспаду занимает совсем немного времени. Никаких проверок силы, устойчивости вашей иеро или там скорости сонидо. Всё сводится к банальному нанесению чисел. И это не слишком-то приятный процесс.
В темном углу зала стояли Лоли и Меноли. Одна держала в руках чашу с черной дымящейся жидкостью, а другая, держа в руках свой клинок, готовилась к релизу. Перед троном Айзена в ряд стояли семеро вайзардов. Конечно, никто из них и не думал склонять голову перед владыкой Царства Пустых. Все взгляды были устремлены к молодому человеку, замершему по правую руку от Соуске.
- Куросаки Ичиго, - торжественно заговорил он. - Готов ли ты принять командование над этими бывшими шинигами, а ныне группой, называющей себя вайзардами?
- Готов.
- Станешь ли ты строгим, но справедливым командиром, готовым пожертвовать в равной степени и своей жизнью, и жизнью своих подчиненных?
- Буду.
- Принимаешь ли ты право даровать каждому из них номера по своему усмотрению?
- Принимаю.
- Тогда...
Со стороны входа в зал раздался шум, и двери слетели с петель, когда в них будто снаряды полетели стоявшие на страже арранкары. Ичиго взялся за рукоять меча и медленно спустился с возвышения. Он нахмурился.
На пороге замерла высокая мускулистая фигура. Бывшему временному шинигами даже не нужен был свет, чтобы узнать её обладателя.
- Приветствую тебя, Гриммджоу Джаггерджак.
- Здорово, Куросаки, - Секста Эспада сделал еще несколько шагов и его окутал тусклый свет. В руках он держал ворох какого-то грязного тряпья. - Я тут не вовремя, как погляжу?
- Нет, ты что, - Ичиго, наконец, убрал ладонь с рукояти меча и улыбнулся. - Только тебя мы и ждали... Поприветствуйте, господа, новый Пятый номер!
- Э? - не понял тот. - Какого черта здесь происходит?! Эй, Айзен, что за хрень несет этот рыжий придурок?!
Соуске промолчал и демонстративно отвернулся. Он хотел, чтобы все проблемы уладил сам Ичиго.
- Ничего особенного. Просто Айзен-сама назначил меня лидером. Лидером новой Эспады. И тебе, Гриммджоу Джаггерджак даруется честь войти в её состав под пятым номером.
Арранкар громко рассмеялся.
- Думаешь, что покровительство этого шинигами дает тебе право делать такие подарки? Не смеши! Рыжий дурень, Джаггерджак никогда и ни от кого не принимал подачек! Своё звание я честно заслужил по праву сильного, убивая конкурентов и поднимаясь всё выше и выше! Так скажи, с чего это мне вставать на незаслуженное пятое место? Я шестой и я горжусь этим!
Ком тряпья вздрогнул, и на каменный пол упали несколько равных тряпок.
- Гримдзо, Ицуго, не ссорьтесь! - на свет появилась заспанная недовольная мордашка. - Вы мешаете Нелл спать!
Напряжение между ними двумя исчезло. Ичиго подошел к Гриммджоу, не сводя при этом глаз с маленькой зеленоволосой девочки. На лице парня отразилось вполне человеческое беспокойство, когда он склонился над ней.
- Нелл... Прости, Нелл. Я, тогда не задумываясь, рванулся в свой мир и забыл обо всем...
- Ты извиняисся? Фсё ф полядке, Ицуго. Нелл понимает.
Куросаки взял девочку на руки у покорно протянувшего её Джаггерджака.
- Нет, Нелл, ничего не в порядке, - он грустно смотрел в большие глаза малышки и покачал головой. - Ты рисковала жизнью, защищая меня от Ноиторры. А я... Я ведь даже не успел тебя поблагодарить.
- Ицуго...
- Позволь мне отплатить добром за твой смелый поступок, - временный шинигами протянул руку и положил ладонь на треснувшую рогатую маску. - Я хочу, чтобы отступила боль. Чтобы зажили старые раны... Спасибо тебе, Нелл.
Удивленный Айзен встал со своего трона и, не отрываясь, смотрел на своего нового... Подчиненного? Нет, наверное, всё же товарища. Он видел лишь его спину и потому быстро преодолел разделявшее их расстояние и встал рядом.
Глаза Ичиго вновь приняли пугающий цвет, радужка стала желтой, а белки налились густой чернотой. Ладонь, лежавшая на маске, менялась. Росли когти, а кожа покрывалась белой броней. Из груди Ичиго, с левой стороны начал литься ярко-красный свет. Но на лице всё также была спокойная мирная улыбка.
Края неровной трещины стали будто плавиться и медленно сходиться. Девочка закрыла глаза и наморщила свой маленький носик. Наверное, ей сейчас было немного неприятно, всё же это очень старая рана...
Стирался безобразный шрам, портивший нежное детское личико, а Ичиго продолжал касаться её головы. Реяцу больше не вытекала беспрепятственно через трещину и духовная сила начала нормально циркулировать по телу. А оно тем временем тоже стало меняться, обретая свою первоначальную форму.
От холодного каменного пола вверх поднимался то ли пар, то ли дым, не понять, и в его клубах стоял сильнейший арранкар, держа на руках молодую девушку со странным, таким же, как у Маширо, цветом волос.
- Нелиель Ту Одершванк, - сказал он ей. - Как глава Новой Эспады я прошу тебя войти в наши ряды. Для меня будет честью, если ты встанешь со мной плечом к плечу...
- Лоли, Меноли! - позвал Айзен.
- Не надо, я сам, - Ичиго прикоснулся указательным пальцем к плечу девушки и тихо прошептал. - Место, которое ты заслужила. Ближе всех ко мне... Я дарую его тебе.
Девушка пискнула, видно, нанесение номера всё же неприятный процесс. На бархатной коже её плеча красным вспыхнула двойка, но постепенно, будто остывая, начала темнеть, принимая глубокий черный цвет.
Ичиго осторожно поставил Нелл на ноги, но они подкосились, и Вторая смогла устоять, лишь обхватив командира за шею.
- Прости, Ичиго... - грустно прошептала она ему на ухо. - Я такая бесполезная...
- Нет, ты просто глупая, - парень улыбнулся и легонько обнял её. – Говорю же, это я должен извиняться. За то, что не защитил тебя от...
Позади него кто-то демонстративно кашлянул. Ичиго повернул голову и встретился взглядом с Шинджи.
- Что?
- Не отвлекайся... - протянул он, а после того как Ичиго повернулся к вайзардам, добавил. - Нелиель, вы любовь всей моей жизни!
Пинок, который отвесила ему Хиёри, абсолютно никого не удивил. Только Айзен едва заметно искривил губы в улыбке. Гриммджоу швырнул на пол тряпку, которую до этого момента держал в руках, и хотел было уже разразиться гневной тирадой, но будто бы почувствовавшей это Нелл хватило одного лишь короткого взгляда, чтобы тот передумал.
- Что ж, думаю, теперь можно перейти к основной процедуре, - решил Айзен. - Лоли, Меноли! Приступайте.
Те послушно кивнули. Одна из них достала клинок и произвела Воскрешение, а другая вытянула руки с глубокой чашей, чтобы её подруга обмакнула жало в черной жидкости.
Куросаки подошел к Шинджи и спросил:
- Каким номером ты хочешь быть?
- Сам знаешь, мне абсолютно плевать, - пожал тот плечами. - Но если ты спрашиваешь...
- Третий, - сказал Ичиго и махнул рукой прислужницам.
Скорпионье жало нависло перед лицом Шинджи, и он дернулся, уже собираясь что-то сказать. Но было поздно.
- Ай! - Хирако согнулся и схватился за щеку.
- Придурок, чего дрожать-то так?! - воскликнула девушка-арранкар. - Да я тебе чуть глаз не выколола!
- Сама ты идиотка! - прошипел он с болью в голосе. - Смотреть же надо!
Ичиго уже не обращал на ругающегося Хирако никакого внимания. Он пошел к следующему.
- Кэнсэй-сан, вы не обидитесь, если вам достанется номер ниже, чем у этого легкомысленного болтуна?
- Не имеет значения, - весьма короткий ответ.
- Вот и ладно, - кивнул Куросаки. - И куда вам поставить заслуженную четверку?
Временный шинигами понял, почему Мугурума так легко согласился на этот номер. Бывший капитан ведь понимал, что зампакто Шинджи куда сильнее его собственного. Нет, может и не по прямой мощи, а за счет хитрой способности. Способности переворачивать восприятие противника с ног на голову. И он с готовностью оголил мощную грудь для острого жала, не издав ни звука, когда кожу выжигали густые чернила. Дальше Ичиго взглянул на Лава, этого негра с большим неровным афро на голове.
- Пятый, пожалуй, - уж очень у вас солидный по размерам банкай.
И снова опускается черное от странных чернил жало. Куросаки не видел этого, он уже повернул голову в другую сторону:
- Точно не будешь потом об этом жалеть?
- Дурак, - огрызнулся Гриммджоу. - Я же сказал, что не нуждаюсь в подачках.
Ичиго не стал продолжать. Он просто отвернулся и обратился к следующему.
- Роуз, мы с вами не слишком-то тесно общались, так что я не знаю всей вашей силы... Не обидитесь на седьмой номер?
- Нет, что ты, - длинноволосый вайзард вытянул руку тыльной стороной ладони вверх. - Ставь.
Парень даже не повернулся к прислужницам, а только не глядя махнул им рукой. Теперь Ичиго стоял перед лейтенантом Кэнсэя. Маширо вопросительно смотрела на него и, наконец, всё же спросила:
- А почему я, а не Хиёри или Хачи?
- Ну, ты ведь дольше всех способна носить маску, так? А это, знаешь ли, немало.
- Ладно, тогда я согласна... - задумчиво произнесла она, приложив пальчик к губам. Наконец, она, решив что-то, развернулась спиной к парню и расстегнула молнию на своем белом узком комбинезончике. - Вот сюда пожалуйста, правее родинки...
- Маширо! - возмутился Кэнсэй.
- Да ладно тебе!
А Ичиго уже не слушал их. Он искал взглядом одного человека и всё никак не мог найти. Единственную из лейтенантов-вайзардов, чей капитан всё еще занимает этот высокий пост в Готее.
- Простите... А где Лиза? - спросил он наконец. - Я еще с самого начала заметил, что кого-то не хватает, но...
Ему никто не отвечал. И только минуты две спустя подал голос Шинджи:
- Понимаешь, какая тут штука получилась... - начал он, трогая намоченным во рту пальцем свежую циферку на щеке. - Ушла она от нас.
- К-куда? - не понял Ичиго.
- Куда-куда... - раздраженно передразнил его Хирако. - К капитану своему, куда же еще? К этому Кьораку!
Ичиго только хмыкнул и спокойно произнес:
- Вот как. Что ж, жаль.
Теперь настала очередь Хиёри. Девчонка, совсем не изменившаяся за минувшую сотню лет, исподлобья смотрела на бывшего шинигами.
- Я не люблю цифру восемь...
- Дура! - бросил Шинджи. - Это отличная цифра! Бестолковая, нумерологию что ли на первом году обучения не проходила?!
- Отвали, а! - Хиёри тоже не осталась в долгу. - Достал уже своей болтовней! Черт с вами, ставьте!
В сторонке стоял Хачи, и улыбаясь поглаживал свои розовые усы. Ему было очень весело наблюдать за препирающимися друзьями, будто бы находящимся не рядом со своим главным врагом, а в теплой маленькой компании. Удивительно, что ни говори.
- Помните, Хатигэн-сан, вы говорили, что лучше всего владеете защитными и отражающими техниками? А потому считаете себя самым слабым среди вайзардов?
- Ну, в атакующих Кидо я тоже неплох... Всё нормально, Ичиго, я не в обиде, - лейтенант несуществующего ныне отряда наклонился и подставил острому жалу блестящую лысину.

***
Экспозиция...

В мрачном зале Лас Ночес собралась Эспада. На сером троне из холодного камня восседал владыка Хуэко Мундо. Впрочем, Айзен даже в мыслях произносил это с сарказмом, ведь его владычество будет длиться до тех пор, пока это не мешает истинным Повелителям мира Пустых.
На широком подлокотнике по правую руку от Соуске вольготно разместился лидер Эспады. Не закрытая маской часть лица выражала спокойствие и уверенность, а желтый глаз с черным белком, обрамленный белой костью, пылал... не гневом, нет, а скорее яростной жаждой действия.
Подле трона расположились вайзарды, а отныне члены Последней Эспады. Ближе к Ичиго был Шинджи, сейчас с ожесточением пытавшийся отгрызть заусенец у ногтя. Выходило, похоже, не очень успешно и он потешно морщился, вдобавок косясь на Айзена. Рядом, поджав ноги, сидела Хиёри, как всегда насупившаяся и злая на весь мир. В противоположность ей Маширо, задумавшись о чем-то приятном, тепло улыбалась и была безучастна ко всему окружающему. Кэнсэй бросал на неё озабоченные взгляды, будто догадываясь, о чем же это она думает, и пытаясь подтвердить эту свою догадку. Неподалеку Лав и Роуз с огромным интересом читали толстый томик манги в весьма горяченькой обложке. Похоже, это была одна из тех книжек, что они не успели вернуть Лизе. Ну, а Хачи снова был поглощен своими одному ему известными мыслями. Что же заставляет морщиться его добродушное лицо? Кто знает...
Сразу и не заметно, но чуть в стороне, будто побаиваясь вайзардов, стоят Нелл и Гриммджоу. Синеволосый игнорируя всех и вся просто неподвижно стоял, сунув руки в карманы просторных хакама. Рядом стояла девушка с томными глазами, которая не отводила взгляда от своего командира, что сидел вместе с Айзеном на возвышении. Её грудь высоко вздымалась под сильно натянувшейся белой тканью, а пухлые щечки чуть покраснели. Хм, похоже, её голова тоже была занята какими-то очень важными мыслями?


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:58 | Сообщение # 10
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 11. Воспоминания.

Так дерьмово у Исиды на душе давно не было. Виной тому несколько обстоятельств, некоторые из которых его просто бесили, другие заставляли болеть сердце, а третьи - бессильно сжимать кулаки...
Он ненавидел Куросаки всем своим существом, и теперь винил себя в том, что у него не хватило ума послушаться отца раньше. Урю ведь отнюдь не был бесчувственным, и под стеклами очков скрывался блеск его живых глаз. Потому он не мог видеть, как страдает Иноуэ, изо дня в день, становясь всё больше похожей на собственную зыбкую тень. Вот уже второй месяц она не жила, а только лишь влачила жалкое существование. Неделями она плакала, но сейчас её щеки стали сухими. Может, не было сил лить слезы, может... Как бы там ни было, девушка теперь еще больше напоминала призрак. Куклу той веселой и жизнерадостной Орихиме, которую все знали. Которую Исида поклялся защитить. Наказать. Убить любого, кто заставит её страдать.
Днями и ночами Урю всеми правдами и неправдами пытался уговорить Урахару, чтобы тот открыл ему гарганту, но этот гад только качал головой и прятал лицо за веером. Тут уж действительно только и оставалось, что скрипеть зубами, да до боли сжимать кулаки.
Хотя нет. Был еще один путь.
- Доброе утро, Иноуэ-сан.
Попытаться её утешить.
- Доброе утро, Исида-кун, - эхом отозвалась она, даже не взглянув в его сторону.
Урю решил подождать её у дома и проводить до школы, но это холодное приветствие его обескуражило. Но Исида не был бы собой, если бы не пытался преодолевать любые встающие перед ним трудности.
- Иноуэ-сан, - парень шел рядом и время от времени смотрел на неё. - Ты не против, если я провожу тебя до школы?
- А если я скажу, что против, ты уйдешь? - спокойные слова, ровный голос. Мертвый взгляд.
- Нет, конечно, - Исида заставил себя улыбнуться. - Иноуэ-сан, а почему ты идешь в школу одна? Обычно ведь с тобой ходит Тацуки-сан...
- Я сказала ей, что это лишено смысла, - спустя где-то полминуты ответила Иноуэ.
- Я... Ясно, - только и смог сказать Исида.
Эти интонации, эти слова, этот взгляд. Всё это кого-то ему напоминало. Кого-то, кто напрочь лишен эмоций.
Серый купол. Серое небо с огромным неподвижным месяцем. Бездыханный Ичиго и плачущая над ним Орихиме. И Кварта Эспада рядом. Живое Воплощение... Олицетворение безразличия. Улькиорра Шиффер.
Те же глаза, те же слова, тот же отчужденный взгляд.
- Исида-кун, я слаба, я не могу не плакать, - продолжает Иноуэ. - Это ведь лишено всякого смысла... Слезы не вернут утраченного, не снимут боль от потери, но... Кажется, прошли века с тех пор, как я добровольно ушла в Хуэко Мундо, пообещав себе, что стану сильнее. Что меня больше не придется защищать, рискуя жизнью.
Исида напрягся, прекрасно понимая, что хоть и, кажется, будто она имеет в виду всех, кто пошел её спасать, но на самом деле...
- Иноуэ-сан, возвращайся к нам, - умоляюще произнес он. - Мы вновь хотим увидеть твою улыбку. Я хочу.
- Прости меня, Исида-кун, но теперь я начала понимать, что пришло время воплощать свои слова в действительности. Иначе, какой в них толк?
- Иноуэ-сан, о чем ты? - Исида чуть обогнал её и заглянул в глаза. - Тебе нет нужды думать об этом! Иноуэ-сан, мы твои друзья, мы защитим тебя!

***
- Доброе утро, Исида-кун, - поприветствовала его Орихиме и медленно побрела дальше.
Сделать так, чтобы она забыла этого Ичиго!
- Иноуэ-сан! - Исида догнал её и пошел рядом. - Позволишь проводить тебя до школы?
Её волосы почти незаметно дрогнули - кивнула. Больше не было сказано ни слова, так они вместе шли по медленно оживающим утренним улочкам Каракуры. Для Орихиме молчание стало делом обыкновенным, но вот Урю так и подмывало начать о чем-нибудь говорить. Останавливало его только... Да он и сам не мог объяснить, что же его удерживало.
Они шли по тротуарам, переходили улочки, где появлялось всё больше машин, а по пешеходным переходам и тротуарам сновало всё больше людей. Городок наполнялся жизнью. Мимо них то и дело проходили спешащие на учебу школьники, попадались и ученики из их школы. Те здоровались и понимающими взглядами обводили идущую парочку. У Урю фамилия была отнюдь не Куросаки, так что смысл этих взглядов он прекрасно понимал.
"Вот идиоты. Они что же, думают, будто мы с Иноуэ начали встречаться? Какой бред. Хорошо хоть, что Иноуэ не видит в моем сопровождении никаких вторых смыслов..."
Исида снова взглянул на Орихиме. Бедняжка. Она ведь единственная находится в полной уверенности, что ублюдок Ичиго мертв. Хотя лучше бы так оно и было, наверное...
Скрыть от неё правду было общим решением. Иначе всё бы вышло еще хуже. Девушка никого бы не стала слушать, не думая, не рассуждая рванувшись вслед за другом. Разве могла бы она поверить, что Куросаки вполне сознательно и по доброй воле перешел на сторону Айзена? Для неё самое главное - спасти друга...
"Ох, друга? - шевельнулся в душе червячок ревности. - Себе хотя бы не ври, а? Если ты будешь часто так говорить, то правдой это всё равно не станет..."
Нет, ведь мы все друзья... Были друзьями. Иноуэ, я, Садо, Ичиго...
"Дурак. Полный дурак. Вспомни её взгляд, когда Куросаки сражался на вершине Лас Ночес. Вспомни. Вспомни, каким голосом она умоляла тебя поспешить, чтобы оказаться рядом с этим рыжим предателем. Вспомни... К кому кинулась Иноуэ, когда ты раненый истекал кровью?"
Куросаки Ичиго.
"Что-то щемит в душе, правда? Это называется ревностью. Как интересно, чего же ты друзей ревнуешь? А может..."
Исида взглянул на идущую рядом девушку и пропустил последние слова внутреннего голоса. Он задумался и чуть не налетел на идущего навстречу мужчину. Урю быстренько извинился и побежал догонять Иноуэ.
Зачем он, Исида пошел в Хуэко Мундо? Спасать друга? Тогда он считал именно так. Ну, остальные вроде бы тоже имели эту цель. Хотя... Складывается впечатление, что Куросаки туда вообще только ради драки пошел. Садо естественно не мог не последовать за ним. Разве что Рукия сделала это, чтобы помочь подруге, ну а Ренджи просто не мог бы за ней не пойти.
"Да-да, маленький глупенький Урю, подумай немножко головой. Подумай и реши, как называется чувство, что ты испытываешь к Иноуэ?"
- Э... то..., Иноуэ-сан...
- Ори-химе! - его перебила Чизуру, набросившаяся на неё сзади не в меру озабоченным коршуном. Шаловливые ручки легли на крупные шары грудей рыжеволосой девушки, и...
- А ну, отвали! - рядом, как из-под земли выросла Арисава, тут же отвесив Чизуру здоровенный подзатыльник. - Чертова лесбиянка, хватит её лапать!
- Никакая преграда не остановит нашу чистую лю... - но вот её словесный поток вполне неплохо был остановлен ребром ладони куда-то в шею.
Юрийная девушка осела и была осторожно усажена к какому-то случившемуся поблизости забору. Проделывая эту операцию, Исида с некоторым удивлением поглядывал на Тацуки. Ну ладно двинуть бедняжке в классе, но вырубить на улице...
- Дышит? - спокойно спросила Арисава, и, получив утвердительный кивок, взяла Иноуэ за руку. - Пошли.
Урю сделал попытку привести Чизуру в чувство, и, увидев, что к ней возвращается сознание, он с облегчением выдохнул и побежал догонять девушек. Те к тому времени успели уже отойти на приличное расстояние, и парню пришлось пробежаться, чтобы это сделать. Он поравнялся с ними и, стараясь дышать ровно, пошел рядом.
- Арисава-сан, а ты в последнее время стала очень вспыльчивой, - начал он, чтобы завести беседу. - Нет, конечно, ты и раньше относилась к той же Чизуру, например, весьма прохладно... Но вырубить её посреди улицы, это не перебор?
- Может быть, - вполне себе спокойно отвесила Тацуки. - Но разве все эти её откровенные домогательства, это разве нормально? Отчего-то мне кажется, что нет.
Молчаливо шедшая до этого Орихиме, подняла голову и тихонько сказала:
- Чизуру-сан хорошая. Немножко надоедливая, но это совсем-совсем не мешает!
- Вот-вот, - кивнула Арисава. - Так что нечего ей к тебе приставать.
Исида поправил очки и скривил губы в подобии улыбки.
- Это когда же ты закончишь опекать Иноуэ-сан?
Ему ничего не ответили. Урю вздохнул и, обогнав девушек, вошел в школу и быстрым шагом двинулся в класс.

***
Его всегда раздражал Куросаки. Чувство это жило в нем будто на генетическом уровне, независимо от него самого. Рыжий его попросту бесил, хотя тут надо признать, что причины на это были весьма обоснованными. Во-первых, он был шинигами, а эти личности, скажем так, были даже не в первой десятке любимчиков Исиды. Во-вторых... Во-вторых, Куросаки был полнейшим, абсолютнейшим придурком. Таким образом, даже не беря во внимание первого пункта, Ичиго автоматически попадал в черный список, потому что придурки и идиоты Исиду, как ни странно, тоже бесили. В общем-то, на этом список всех раздражающих Урю факторов заканчивался. Просто понятие придурковатости имело у Исиды невиданную глубину и многогранность.
Итак, Куросаки являлся классическим дебилом, которого хоть сейчас выставляй эталоном в палату мер и весов. И был опять же Жнецом Смерти. То есть выходило так, что Ичиго в личном рейтинге Исиды наступал на пятки Арранкарам, хотя и не мог тягаться со строчкой, отведенной для специального вида - "Арранкарами-идиотами".
Почему же человек, который так бесил его, столь долгое время находился рядом и стал, если не другом, то, по крайней мере, товарищем? Спроси вы об этом самого Урю, он бы пожал плечами и зарядил по вам из лука, чтобы впредь глупых вопросов не задавали. Сейчас приоритеты молодого квинси слегка поменялись. Из разряда "знакомый сильно меня раздражающий, но которого убивать не охота" Ичиго во внеочередном порядке был возведен до "Айзен по сравнению с ним в песочнице куличики лепил". Вот, кстати, и третий пункт - Исида до зуда в анусе ненавидел предателей, которым без всяких поблажек сейчас стал Куросаки. Лишь только возникала в памяти ненавистная рыжая макушка, кулаки Урю непроизвольно сжимались, а из зубов грозили вылететь все пломбы. Нет, Исида был, конечно, парнем довольно хладнокровным и рассудительным, но это касалось скорее боев, а не мысленных пыток над врагами.
В тот день больше двух месяцев назад они все вышли из разверзнутой гарганты и их глазам предстала удивительная картина. Четыре магических столба рассыпались в пыль, а начисто стертый город будто рождался из ничего. Вырастали дома, выстраиваясь в аккуратные улочки. Собирались в группы деревья, превращаясь в знакомые парки...
- Где он? - спокойно спросил тогда Исида, увидев Иноуэ, плачущую на груди старшего Куросаки. - Что вы за бред тут несете?
Истекающий кровью Кьораку с трудом выпрямился и поправил перевязь с мечами. К тому времени они стояли уже посреди медленно оживающего города. Он подхватил с клумбы маленький цветочек и, сунув стебелек в рот, тихо начал:
- Ушел наш Ичиго, - то ли смех, то ли кашель. - Пошел к цели, которая для него важнее, чем всё, что сейчас происходит...
- Ушел?! - воскликнул Исида, но обернулся к стоявшей недалеко Иноуэ и закончил уже тише. - Куда это он еще ушел?
- Да ты, как я погляжу, и сам уже всё понял, Исида-кун, - проницательным глазам Кьораку стекла очков не были помехой. - Или я не прав?
Садо переводил непонимающий взгляд с Исиды на капитана, но вот на его обычно абсолютно непроницаемом лице отразилось понимание, а кулаки сжались так, что громко хрустнули костяшки.
- Вот как, - медленно произнес Исида. - А что же вы сказали Иноуэ-сан?
- Лишь то, что сильно ранит её, - ответил Кьораку со вздохом. - Но будет меньшей из зол.
Вот как. С тех пор Ичиго умер. Умер для Иноуэ, а для остальных стал предателем. Его одноклассникам и учителям с подачи Рукии была придумана легенда о переезде на учебу куда-то в Европу. А для пущего эффекта всех обработали модификатором памяти. И вроде бы всё встало на свои места. Только лишь плачущая Орихиме слегка портила картину.
День за днем в груди Урю рождалась всё большая ненависть к предателю, но, конечно, рассказывать Иноуэ, что тот жив и здоров он не спешил. Результат был известен заранее - девушка не успокоилась бы, пока снова не попала в Хуэко Мундо. А там... Там бы её ждало чудовище, которое тогда над куполом Лас Ночес с такой непредставимой легкостью убило одного из сильнейших членов Эспады, а заодно вспороло ему, Исиде живот.
Видела его и Орихиме, но по странной причине то ли не поняла, то ли не захотела понять, что рогатое чудовище - это полноправная часть Ичиго. Плоть от плоти...
И Исида почти не сомневался, что именно эта самая часть толкнула Ичиго на предательство, а значит, она им окончательно завладела. Ведь тот, кого он знал раньше, был дураком, бестолочью, тупицей и упертым бараном... Но никак... Никак не предателем.
Впрочем, мог ли молодой квинси с полной уверенностью поручиться за то, что это действительно так?

***
Орихиме замерла. Казалось, она даже перестала дышать. Её взгляд застыл, Орихиме не отрываясь смотрела куда-то. Исида проследил её взгляд и обомлел: впереди, прислонившись к школьной ограде, стоял Ичиго.
Будто почувствовав, что на него смотрят, он повернул голову и улыбнулся Иноуэ, при этом абсолютно проигнорировав Исиду, замершего с открытым ртом.
- Куросаки... кун... - совсем тихо прошептала девушка, но уже через мгновение школьную территорию огласил её громкий радостный крик. - Куросаки-кун!
Из цепкой руки Урю исчезла теплая ладошка девушки. Орихиме забыв про всё кинулась к выпрямившемуся Ичиго. А спустя мгновение... повисла у него на шее.
"Значит, вот что она имела в виду, говоря, что нужно меньше слов, а больше дела..."
Похоже, это оказалось неожиданностью для Ичиго, и тот, изменившись в лице, потерял равновесие и рухнул вместе с ней на цветочную клумбу.
Иноуэ вскрикнула и... открыла глаза. Она лежала в своей кровати и смотрела в потолок. За окном была поздняя ночь.
"Это был только сон?" - с горечью и вроде бы каким-то облегчением подумала Иноуэ.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:58 | Сообщение # 11
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 12. Слёзы.
Рейтинг главы: [NC-17]

Шаги раскатистой дробью отражались от стен серого Дворца. Расстегнутый ослепительно белый плащ подобно капитанскому хаори развивался за спиной своего обладателя. Вот только черная изнанка этого плаща стирала начисто всю похожесть. Каждый шаг отзывался мелодичным звоном цепи, которой оканчивалась рукоять зампакто.
С того самого момента, как сердце Ичиго слилось с Хоугиоку, его меч потерял способность возвращаться хотя бы в шикай-форму. Не сказать, чтобы это очень уж сильно расстраивало его обладателя - скорее немножко нервировало. Это почти сводило на нет пафос от полюбившейся фразы: "Теперь я буду драться в полную силу!"
А какая тут к черту полная сила, если банкай находится в состоянии постоянного высвобождения? Вот-вот. Конечно, была еще возможность пробудить Пустого внутри, но рогатый черт, как ласково прозвал его про себя Куросаки, больше походил на оружие массового уничтожения и враг бы просто не смог успеть оценить всю его силу. До практики, правда, дело пока не доходило, но таковы были результаты мысленных выкладок парня.
Вообще сейчас Ичиго сильно изменился, в этом он даже признавался себе самому. То слияние во внутреннем мире не прошло бесследно. Он стал куда более вспыльчивым, но одновременно с этим, каким-то странным образом, поселилось в нем спокойствие и холодный расчет. И эти, казалось бы, противоположные черты прекрасно уживались в нем. Впрочем, его истинный гнев и решимость удостоился узреть только лишь Улькиорра...
Хоро Эспада шел по широкому коридору, ведущему, однако не в тронный зал, а в небольшой по соседству с ним. Он постучал в дверь, и, не дожидаясь приглашения, вошел внутрь. То, что он увидел, невольно вызвало у него улыбку, а в памяти всплыли слова из какой-то прочитанной давным-давно в детстве сказки - Безумное Чаепитие.
- А вот и ваш капитан, если изволите так его называть, - Айзен встал со своего места во главе стола, и вежливо предложил Ичиго стул между скучающими Шинджи и Нелл. - Ну же, садись.
Ичиго воспользовался приглашением и уже спустя секунду перед ним стояла чашка с чаем, а миленькая девушка из двухзначных арранкаров интересовалась, сколько ложек сахара изволит господин.
- Ты свободна, - Нелиель оторвалась от созерцания поверхности своего чая и поднимающегося вверх пара. - Или думаешь, что я столь никчемна, что не смогу сделать этого за тебя? Может, по-твоему, ты сможешь лучше всех угодить господину?
Бедняжка вздрогнула и медленно отступила, прижав к груди будто для защиты блестящий серебряный поднос. Наивная. Неужели он бы помог ей?..
- Нелл, - укоризненно посмотрел на Вторую Ичиго. – Ну, зачем ты так?
- Прости, не сдержалась, - просто ответила та.
Нелиель Ту Одершванк. Бывшая Трэсс Эспада, предшественница Халибэл. Ей была противна любая немотивированная агрессия, но сейчас она часто срывалась вот таким вот образом. Это даже чем-то напоминало поведение жестоко критикуемого ею же самой ныне мертвого Ноиторры. До кровопролития, правда, еще не доходило, но всё рано или поздно случается.
Айзен хлопнул в ладоши, обращая на себя внимание, а мирно сидевший, и попивавший чай Хачи, от неожиданности обжег себе язык.
- Простите, господа, что вам так часто приходится видеть мою ненавистную... физиономию, но того требует дело, - Айзен подвинул поближе блюдечко с вареньем и отправил в рот ложечку. Затем он продолжил, сделав глоток чая. - Итак, вы все и... да-да, и вы, Хирако-сан, в частности мучаете Ичиго вопросами, ответов на которые он и сам не знает.
- Уж прости, Соуске, но так уж с давних пор повелось, что от тебя услышать правду просто невозможно, - Шинджи сидел, подперев голову и как-то тоскливо, что ли смотрел на Айзена. - Уж, наверное, услышать её даже от незнающего этой самой правды и то больше шансов.
- Ну-ну, - Айзен откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. - Что ж, тогда сейчас вам представляется уникальный шанс встать на путь, который в случае успеха откроет вам истину.
- А от тебя мы услышим только туманные указания? - Кэнсэй звякнул чашкой о блюдце.
- Отнюдь, указания будут вполне четкие. Хотя предназначены они по большей части лишь для Куросаки-сана... Но услышать их сможете и вы, чтобы потом никто не шептался, что я от вас скрываю информацию.
- Прекрасно, - кивнул Шинджи, поманив рукой девушку-прислугу и наблюдая за ней, пока та наливала ему еще чая.
- Я слушаю... - произнес Ичиго, а чуть погодя закончил. - Айзен-сама.
- Что ж, я рад. Тогда слушайте, моя дорогая Эспада. Слушайте и не говорите, что не слышали. - Айзен выпрямился и положил руки на стол. - Пришла долгожданная пора. Пора действовать. Ичиго, ты, наконец, дождался момента, когда удастся сделать следующий шаг к исполнению твоего желания. Заветного Желания...
- Пожалуйста, больше слов по существу, - состроил кислую мину Шинджи.
- Как изволите, Хирако-сан. Ичиго, твое задание звучит следующим образом - прийти в мир живых и любой ценой открыть проход в Общество Душ. Способ значения не имеет, количество жертв роли не игрет...
- Ясно, - спокойно кивнул Ичиго и поднялся из-за стола. - Что-нибудь еще?
- Эй-эй! - Шинджи тоже вскочил. - И это всё? Он приказал, а ты даже никаких вопросов задавать не собираешься?!
- Не имеет смысла, - невозмутимо ответил Хоро Эспада. - Но если ты настаиваешь... Айзен-сама, почему вы сами не можете открыть проход?
- Видишь ли... - Соуске коснулся того места на груди, где под тканью одежды зияла аккуратная круглая дыра. - С некоторых пор это стало для меня невозможным. Впрочем, как и для всех здесь присутствующих. К тому же, не знаю деталей, вот только Сейрейтей вдобавок установил и какую-то новую защиту. Но в мире живых сейчас есть как минимум трое, каждый из которых способен беспрепятственно открыть портал. А если повезет, то и все четверо...
- Мне потребуется некоторое время на приготовления. Разрешите идти?
- Разрешаю.
- А ну стоять! - со своего места вскочил молчавший до этого Джаггерджак, который всё же не смог сдержаться.
- А? - Ичиго взглянул на него через плечо. - Чего еще Гриммджоу?
Шестой гневно смотрел на него. Хотя... Еще неизвестно, на кого он злился больше.
- Чего?! Ты еще спрашиваешь, чего?! Не тебе ли, тупому ублюдку, я говорил, что буду следовать за тобой?..
Все с интересом наблюдали за этой их вежливой беседой, но никто не вмешивался. Только Нелл напряженно сверлила спину Джаггерджака. А тот, сжав кулаки, ждал ответа Куросаки.
- Хорошо... - подумав немного, сказал Ичиго. - Можешь идти со мной. Только... Только, если умрешь, то постарайся это хотя бы с пользой сделать.
Гриммджоу хмыкнул и вышел из зала, не забыв заодно двинуть своего командира плечом.
- Никогда не изменится, да? - задумчиво спросил Айзен.
- А стоит ли ему меняться? - тем же тоном спросил Ичиго и взъерошил и без того торчащие во все стороны рыжие волосы. - Думаю, эмоции, пусть даже и такие, куда лучше полного безразличия. По крайней мере, у этого дурня есть хоть какое-то подобие причины для убийства любого, кто косо на него посмотрит...

***
Она тихо подошла к нему и прижалась к его спине. Он кожей ощутил её горячее тело и замер, перестав копаться в каких-то вещах, что могли потребоваться в мире живых.
- Нелл...
- Ичиго, - девушка обняла его и еще крепче прижала к себе. - Я хочу пойти с тобой.
- Ну, уж нет, - попытался отшутиться парень. - Мне одного этого дурака хватит.
Нелиель заставила Куросаки развернуться и взглянуть ей в глаза.
- Ичиго, я волнуюсь за тебя... Что... что если там с тобой...
Парень улыбнулся и коснулся ладонью её щеки. - Нелл, я не умру. Просто не смогу умереть, пока не достигну своей цели. А тех, кто встанет у меня на пути, я заставлю это понять и отступить. Ведь я не желаю убивать...
- Правда? Ты не понял, я волнуюсь не за твою жизнь, а за жизни тех, кого ты оставил ТАМ. Ведь слова эти тебя-прежнего, но каковы будут действия нынешнего тебя? Сможешь ли ты...
Ичиго сжал её руку, а взгляд его стал как никогда серьезен.
- Не знаю, Нелл. Сейчас я и сам себя боюсь, ведь никто не может сказать, что будет, когда я высвобожу своего Пустого. Даже Айзен не способен дать точного ответа. Получится ли у меня его вообще контролировать?
Нелл прикоснулась пальцами к его лицу и грустно улыбнулась. Ведь и она не могла ответить на этот вопрос. Не могла... Или не хотела?
Девушка привычным движением потянулась губами к его губам и тихонько поцеловала. Её вечно грустные глаза были совсем близко от его карих глаз. Ичиго ответил на её поцелуй, а острые зубки Нелл чуть прикусили его не в меру настойчивый язык. Парень оторвался от неё и с ухмылкой толкнул на стоящий в его комнате стол. Даже сквозь одежду грудью Нелл ощутила давно ставшую знакомой поверхность столешницы.
- Ичиго, не надо... Постой... - попыталась она его остановить, но едва бы ей это удалось.
Тяжело дыша парень спустил с неё туго сидящие брючки, и стоя за девушкой опустился на колени. Румянец покрыл щеки Нелл. Осторожно Ичиго сдвинул полупрозрачную ткань трусиков и резко засунул в неё смоченные слюной указательный и средний пальцы. Нелл дернулась и попыталась встать, но другой рукой Ичиго схватил её за волосы, заставляя выгнуться и не давая возможности подняться.
- Ичи... го... - вздохнула она.
- Нелл, не надо сопротивляться, тебе ведь это тоже нравится, не так ли? - лицо парня было скорее сосредоточенным, чем возбужденным.
- Н-нет! Так... Не... Не хочу...
К двум пальцам добавился еще и безымянный, продолжая двигаться в её стремительно намокающем лоне, выдающем с головой свою хозяйку.
Её мучитель вдруг вытащил из неё свои пальцы и она с облегчением выдохнула воздух из груди. Рано, как оказалось. Большим пальцем он провел по покрытым смазкой губкам, а секунду спустя тот надавил на узкое колечко ануса и бесцеремонно ворвался в её попку. Девушка взвизгнула и заскребла ногтями по привыкшему уже к этому дереву стола.
Остальные же пальцы вернулись на прежнее место, заставив её бедра еще сильнее напрячься. По ножкам текла влага из её возбужденного влагалища, а Ичиго продолжал двигать рукой. Некоторое время спустя он почувствовал, как его стенки нежно сжали незваных гостей, а всё тело Нелл прошибла сильная дрожь. Это продолжалось около минуты. Наконец, она затихла, и лишь частое дыхание выдавало только что произошедшее.
- Противно? - спросила она. - Тебе так противно?
- Ты о чем? - не понял Ичиго или только сделал вид.
- Об... этом... - тихо ответила Нелл. Лица её парень сейчас не мог видеть, но судя по голосу, она плакала. - Почему ты никогда не делаешь этого... по-настоящему?
Куросаки молчал. Может не знал, что же ответить, может, наоборот, знал, но говорить совсем не хотел.
- Мне пора, Нелл, - были его слова. - Гриммджоу, небось, уже заждался и ругает по-всякому...
За ним захлопнулась дверь и Нелл поднялась на трясущихся ногах. Веки покраснели от слез, и было понятно, что плакала она всё это время, пока он делал с ней то, чему девушка даже имя давать не хотела.
- Зато... Зато я, кажется, знаю, почему...

***
Ишшин сидел, подперев щеку кулаком, и внимательно рассматривал стоящую перед ним подозрительного вида бутылку спиртного. Через несколько минут такого созерцания он всё же решился, откупорил её и налил стаканчик, содержимое которого тут же было отправлено в рот. Он поморщился и громко втянул носом воздух.
- Уф...
Старший Куросаки нетерпеливо забарабанил пальцами по столу и налил новую порцию, которая тоже не особенно долго задержалась в стакане. Он сидел в кабинете клиники и вместо работы пил. Пил уже которую неделю, и при этом гипнотизировал таким вот образом каждую новую бутылку. Его жизнь покрылась непроглядным мраком. Мраком, который в силах был разогнать лишь один человек. Вот только человек этот погиб десяток лет назад и ничего с этим Ишшин не мог поделать. Еще он корил себя за всё случившееся с Ичиго. Может, думал он, если бы рассказать ему всё сразу... И в памяти тут же всплывали слова сына. Что-то вроде...
"Я не буду ни о чем тебя спрашивать. Сам потом расскажешь, если захочешь..."
Да, как-то так вроде бы.
- А разве это изменило бы что-нибудь? - заплетающимся языком спросил он у самого себя.
Конечно, нет. Ичиго ведь сын своего отца. И нет в том вины Айзена или его Кьокасуйгетсу. Нет здесь ничьей вины. Ведь Ичиго, даже лишенный той памяти, и сам пошел бы по этому пути, даже без помощи со стороны. По пути к мечте.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:59 | Сообщение # 12
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 13. Одинокие волки.
[NC-17]

В обычно тихих казармах восьмого отряда сейчас было... Хм, было как всегда спокойно. Но спокойствие это было каким-то напряженным и напоминало скорее затишье перед бурей.
Кьораку с парой неразлучных нахлебников сидели на заднем дворе, который помимо всего прочего мог похвастать небольшим прудом с карпами и великолепно устроенным садом камней. Все сидели на открытой терассе и казалось бы ничто не могло нарушить их покоя... Но всё когда-нибудь случается, так?
- Нанао-тян! - жалобным голосом позвал Кьораку. - Принеси еще кувшинчик сакэ, пожалуйста!
Несколько секунд абсолютно ничего не происходило, но вот сидевший рядом с ним мужчина нервно сглотнул и отодвинулся в сторону. Шунсуй весь как-то сжался и медленно повернул голову, будто ожидая увидеть за спиной сотню чертей. Но за них сегодня была невысокая девушка с черными волосами, забранными в тугой пучок. И, поверьте, на взгляд Кьораку первый вариант был бы куда предпочтительнее.
- Капитан, - тихо произнесла она, сжимая в правой руке увесистый томик манги, на обложке которой сплелись в экстазе две мускулистые фигуры. - Капитан, скажите, разве вы сегодня не пили? Или может мне изменяет память?
- Н-ну, всего-то одну рюмочку за обедом... - жалобно промычал он.
- Тогда эти четыре пустых кувшина наверняка из-под ключевой воды? - спросила девушка, взглянув под ноги капитану.
Тот понурил голову, и некоторое время сидел молча. А пока суровая надсмотрщица перевела взгляд на парочку, что тихо сидела поблизости.
- Простите, - вежливо обратилась она к высокому длинноволосому мужчине в необычной для этих мест военной форме западного образца. - Господин-нахлебник, вы почти три месяца живете у нас, но, как я не перестаю напоминать, не отработали еще ни одного самого крохотного кусочка хлеба из того, что за это время изволили съесть...
- Лиза-тян, да он лентяй, каких поискать! - воскликнула сидевшая рядом с ним маленькая девчушка и двинула мужчину кулаком в бок. - Этот дурень всегда был таким и ничего с этим не сделаешь!..
- Лилинетт, - укоризненно произнес предмет её критики. - Ну, сколько можно?
- Ой, да ну тебя! - девочка вскочила на ноги, схватила за руки девушку и потянула за собой. - Идем, Лиза-тян, а они пускай одни здесь сидят!
Когда за ними закрылись сёдзи, Кьораку лег на деревянный пол терассы и прикрыл глаза. Могло показаться, что он уснул, но это было только видимостью.
- Ну как? - спросил капитан.
- Что "как"? - спросил в притворном непонимании сидящий рядом мужчина.
- Ну не надо этого, Старрк, - укоризненно бросил Шунсуй. - Будто ты не понял, о чем идет речь...
Койот улыбнулся и тоже лег на пол, положив руки под голову. Конечно, он понимал, что же такое спрашивает его капитан.
- Я больше не испытываю одиночества, Кьораку-сан, - ответил он наконец. - Сами видите, даже...
- Ага, даже малышка Лилинетт стала проводить больше времени не с тобой, а с Лизой-тян. Но это скорее заслуга твоего скверного характера.
- Ну, конечно, - фыркнул Старрк. - Уж вам ли говорить о характере.

***
Я был одинок. Это было абсолютное беспросветное одиночество, конца которому не видно. Вокруг меня кипела жизнь Хуэко Мундо, но я не чувствовал себя его частью. Я был будто бы забытой кем-то деталью, которую потеряли и в которой никто не испытывал ни малейшей надобности. Это больно, когда ты никому не нужен. Это ранит даже лишенного сердца.
Из потаенных глубин сознания всплывала фраза о том, что друзьями могут стать только равные. Я не знал, откуда это взялось в моей памяти, но, наверное, это было случайно затерявшимся осколком из той жизни. Но раньше это не воспринималось буквально, зато сейчас... Моя духовная сила убивала тех, кто решался быть со мной рядом. Стирала в порошок, обращала в новую порцию бескрайних серых песков. Слабые были неспособны быть рядом со мной. Сильные же обычно желали оставаться одиночками.
Теперь уже нельзя с уверенностью сказать, к кому из моих половинок пришла эта идея. Лилинетт кричит, что, конечно же, ей. А я... Я не особенно желаю это знать. Куда важнее для меня было обретение друга. Обретение себя. И пускай горькое чувство никуда не исчезло, но вдвоем куда легче испытывать одиночество.
Потом пришел Он. Айзен пообещал нам, что мы никогда более не останемся одни, если пойдем за ним. И он сдержал слово. И с тех пор мы с Лилинетт больше не одиноки. И никогда не будем.
Айзен даровал нам семью. Она состояла из не очень-то хороших... людей, если можно так выразиться. Но ведь настоящую семью не выбирают, так ведь? И мы были некоторое время счастливы. Нас не расстраивал вечно злой Ноиторра и грубый Джаггерджак. Нас не смущало соседство с более низкой формой Пустого - гиллианом, любившим вдобавок время от времени походить в личине сожранного им шинигами. Нас не раздражал слегка двинутый ученый с братцем из фраксионов... Даже тупой до невозможности Ямми не вызывал головной боли. Счастье переполняло нас.
А потом...
Потом, смертельно раненый, летящий вниз к земле, я с грустью подумал, что всё это кончилось. Камни больно впились в мою кожу, описывая её новыми совсем не страшными царапинами. Подо мной растекалась темно-красная лужица, а на ухо, захлебываясь слезами, ревела Лилинетт. Такой она мне не нравилась. Лучше бы ругалась и колотила. Легкие уже с трудом впускают воздух, и, кажется, вот этот вздох будет последним. В груди появляется странное чувство, будто давным-давно исчезнувшее сердце готовится сделать новый удар. Больно.
Где-то наверху разверзаются небеса, и собирается хлынуть огненный дождь, но мне это безразлично. Ведь живое существо рождается одиноким и сдохнет тоже в одиночестве... Да, я помню, это говорил мой сержант, когда нас совсем еще зеленых после учебки сразу отправляли на фронт. Люди там умирали. Умирали сотнями и тысячами. Вместе все как один. Все как один... Одинокие. Потому что у Смерти не попросишь билеты в одном купе.
Я лежал на камнях и вместо грома мне слышались залпы кремниевых ружей и крики людей, спустя секунды превращавшихся в мешки из плоти, в которых не было уже ни искорки жизни.
Именно с того дня я всеми силами своей пустой души ненавижу войну и сражения, пряча эту ненависть под маской лени и безразличия. День, когда я убивал, день, когда я умер сам.
Больно. Больно быть одиноким.
"Не бойся, я с тобой"

***
Я осторожно сжимаю её маленькую ручку и чувствую нежные губы на моем лбу.
Сон. Господи, это был всего лишь сон!
- Старрк, поверь, теперь ты не будешь одинок, - раздается рядом уверенный голос, но в нем явно чувствуется беспокойство.
- Знаю, - я открыл глаза и встретился взглядом со склонившейся надо мной девушкой. - И спасибо тебе за это... Всем вам...
Нанао садится так, что моя голова оказывается на её коленях. Длинные волосы чуть щекочут бархатную кожу её ножек, и она смешно морщит носик. Сейчас эта девушка совсем не похожа на описанную Кьораку грозную надсмотрщицу.
- Исэ-сан...
- Просто Нанао, - тонкие пальчики перебирают пряди моих волос. - Нас ведь только двое.
Сейчас мы всё на той же терассе. Небо уже начало темнеть в ожидании вечера и лишь на западе оттенками красного алел закат. Прекрасный закат, которого я никогда не видел в Хуэко Мундо.
Я медленно сажусь и прижимаю к себе девушку. Она доверчиво кладет голову мне на плечо и тихонько шепчет:
- Знаешь, всё, что сейчас происходит... Это так странно. Ведь я помню Лизу, когда была еще совсем маленькой. Она была очень занятая, капитан ведь постоянно отлынивал от своих обязанностей, и на ней висела куча дел. Но где-то раз в месяц нам удавалось встретиться, и она ночь напролет была со мной. Мы весело болтали, смеялись, и я с удовольствием слушала, когда она читала мне книжки. Часто я не бралась за новую книжку, ожидая ночь, когда мы сможем прочитать её вместе... А та последняя книга до сих пор лежит у меня в столе.
- А теперь?
- Что теперь? Той прежней Лизы больше нет. Её не стало в тот злополучный день. Лиза Ядомару, что сейчас с радостью была принята капитаном - это лишь видимость, потому что та, кого я знала, давно умерла.
Я нежно целую её в щеку, чтобы отвлечь от грустных мыслей, а мгновение спустя она сливается со мной уже в настоящем поцелуе. Я чувствую её неровно вздымающуюся грудь, а дрожащие руки гладят мою спину. Правая ладонь скользит по бедру и вот пальцы чувствуют тонкую и уже чуть мокрую ткань.
- Может не... - пытается сказать она, оторвавшись от моих губ.
Я лишь улыбаюсь и откидываюсь на пол терассы. Нанао не нужны слова, она опускается и быстрыми движениями стягивает мои брюки. А после...
- О-ох, - всем своим существом я провалился в теплую и влажную глубину.
Её ловкий язычок несколько раз прошелся по напрягшейся головке моего члена, лаская, кажется, каждую клеточку. А чуть погодя она, громко вздохнув, опустила голову, коснувшись своим носиком волос у меня на лобке.
- Н-нанао... - только и могу я выговорить.
Теперь весь мой член просто изнывал от окутавших его неимоверно приятных ощущений. Потом Нанао медленно начала двигаться. По моему телу пробегала дрожь, будто разряды электрического тока. Нет, такую сладостную пытку я не мог долго терпеть.
- Нанао, я...
Но она не обратила на мои слова внимания, лишь стала еще быстрее насаживаться на мой член.
Я почувствовал, как по стволу толчками поднимается семя, готовое уже вот-вот наполнить её прелестный ротик, знала это и Нанао. Она снялась с моего ствола и почти до боли засосала головку. Это стало последней каплей, и вот сперма ударила ей в нёбо, а я буквально всем телом чувствовал трепетный язычок Нанао, ни на секунду не замиравший и продолжавший свои ласки.
- О, Н-нанао... - тихо выдохнул я и привлек девушку к себе.
К подбородку катилась тонкая струйка мутной жидкости и я, недолго думая, слизнул её, чтобы миг спустя накрыть её губы жарким поцелуем. Без промедления она впустила в рот мой язык, и я ощутил там сгустки собственной спермы. Но это не остановило меня. Мои выделения смешались с нашей слюной и...

***
Однако же темные времена настали для восьмого отряда. Вернее, не столько для отряда в целом, сколько для их капитана в частности.
- Капитан, что это вы прячете за спиной? - строго спросила девушка, подозрительно смотря на Кьораку.
- Э... Это до... документы... - промямлил тот.
- Но зачем их прятать? - поинтересовалась Ядомару.
- Понимаешь, это очень секретные документы и предназначены они для глаз капитана Хитсугаи... - начал было он, но резко замолчал и его взгляд стал серьезным, а губы скривились скорее в грустной улыбке. - Лиза-тян... Я ведь ни капельки не изменился, да?
Девушка тяжело вздохнула, и подойдя к капитану, забрала у него из рук бутылку сакэ, после чего поставила её на невысокий столик рядом.
- Думаю, да, - Лиза достала откуда-то пару стаканов и наполнила их содержимым бутылки. - Только ваша несерьезность всё больше и больше кажется показной.
Капитан подошел к столу и поднял один из стаканов.
- Кампай? - полувопросительно произнес Кьораку.
- Кампай, - согласилась Ядомару.
Когда донышки стаканов стукнулись о крышку стола, Кьораку повернулся к девушке и спросил:
- Лиза-тян, а не скажешь ли мне, почему ты вернулась к своему бестолковому капитану? Только ли из-за того, что скучала по прошедшим временам?
- Я... - начала она, но замолкла и только через некоторое время закончила. - Капитан, одного стакана будет маловато, чтобы услышать от меня то, что скопилось на душе...
- Так в чем проблема? - недоуменно спросил Кьораку, наливая обоим по новой порции.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 18:59 | Сообщение # 13
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 14. И явилось горе.
Рейтинг главы: [NC-17]

В последние дни было жарко. Очень-очень жарко.
Урахара обессилено валялся на полу, а его полосатая шляпа укатилась куда-то в угол комнаты. И только будто живущая своей жизнью левая рука махала веером, но особенного облегчения это, конечно, не приносило.
- Тэссай... - тихо позвал Урахара. - Тэссай...
В дверях вырос усатый здоровяк в очках, которому, казалось, и эта, и любая другая жара нипочем.
- Да, Урахара-сан?
- Тэссай... - жалобно проскулил Киске. - Почему у нас в магазине нет даже самого простого кондиционера?
- Потому что вы, Урахара-сан, пожалели на него денег, - развел руками Тэссай.
Хозяин магазина простонал что-то невнятное и снова рухнул на пыльные татами, при этом больно стукнувшись затылком и охнув.
У Йоруичи дела шли не в пример лучше. С самого утра она оккупировала ванную комнату, и ни на какие мольбы Урахары не обращала внимания. Тот даже пытался выторговать хотя бы полчасика в холодной водичке за десять порций лапши, но глава клана Шихоин была непреклонна.
Изнывали от духоты Уруру и Дзинта, которому даже не хватало сил обзывать и гонять девочку. Весь город будто уснул... Или вымер?
Нет, казалось, он просто замер, приготовившись к чему-то.

***
- Давненько же мы здесь не были, - задумчиво произнес Ичиго, подняв глаза к безоблачному утреннему небу. Сейчас было очень рано, и на темном полотне мерцали искорки звезд. Чуть погодя он повернулся к своему компаньону. - Да, Гриммджоу?
Гарганта открылась на крыше одной из высоток и вся Каракура была как на ладони. Небольшой город, ради которого шел такой бой...
- Ага, - меланхолично ответил Джаггерджак и встал на самый край крыши. - Ну, куда мы теперь, Куросаки?
Парень промолчал, не сводя глаз с неба. Шестой снова спросил, на этот раз куда грубее и громче, но ответа вновь не последовало. Тогда он отошел от края и приблизился к Ичиго. Тот, казалось, его совсем не замечал, тогда Джаггерджак, недолго думая, сжал кулак и с громким криком "Я к тебе обращаюсь!" ударил парня в скулу. Нет, не так. Вернее, хотел ударить, потому что кулак его на полпути к цели крепко сжала рука Куросаки.
- Когда обращаешься ко мне, то изволь добавлять хотя бы "сан", понял, Гриммджоу?
- Понял-понял, - раздраженно бросил Шестой, разминая руку.
- Сейчас мы будем работать по отдельности, - продолжил Ичиго. - Так от тебя будет больше пользы...
- Чего? - не понял Секста Эспада. - Почему по отдельности?
Теперь уже Куросаки присел на край крыши и свесил ноги вниз.
- Прости за откровенность, но в бою у меня нет особого желания прикрывать еще чью-то задницу кроме своей. Так что... - Хоро Эспада зевнул будто бы от скуки. - Так что будет лучше, если ты выполнишь задание себе по силам.
- Эй, нечего меня опускать! - рявкнул Гриммджоу. - Знаешь, кто Я?!
- Ох, помню-помню... - кивнул Ичиго. - У тебя тогда еще было такое до смешного решительное лицо... Ты называл себя Королем. Прости, но это немного странно, когда их больше одного.
Почему-то у Джаггерджака пропал всякий пыл, и он уже совсем спокойно спросил:
- Что мне нужно делать?
- Да сущий пустяк, Гриммджоу, - с улыбкой взглянул на него Куросаки. - Просто найди и схвати Кучики Рукию.

***
Говорят, время лучший лекарь. Да, наверное, это так. Даже нет, именно так оно и есть. Оно залечит любую рану на сердце и в душе. Со временем пройдет невыносимая боль и останется только тоска где-то глубоко внутри. Но не под силу никому избавить человека от рубцов, что оставили после себя эти раны. Они останутся до самого конца короткой людской жизни. Но... Может ли без них человек называться человеком? Не узнаешь, что такое радость, пока не испытаешь боль.
В последнее время Иноуэ начала постепенно возвращаться к нормальной жизни. Всё реже её стали мучить ночные кошмары. Нет, конечно, случалось, они снились ей, но не заставляли просыпаться по ночам в холодном поту. Щеки больше не блестели от слез, да и веки перестали постоянно быть красными. Девушка стала выполнять обещание, что дала самой себе.
"Если хочешь стать сильнее, что ж, становись, но отбрось пустые разговоры и действуй"
Больше не плакать, так она решила. Первым делом после душа она шла в комнату и молилась. Хотя... Нет, скорее просто разговаривала.
- Доброе утро, братик, - тихонько произносила она. - Смотри, твоя сестренка больше не плакса. Она ведь обещала, что будет сильной... Как ты там? Тебе не одиноко? Не скучай, пожалуйста, ведь однажды мы снова встретимся. Правда-правда! Встретимся! И больше никогда... - в такие моменты она переводила взгляд на другую фотографию, ненадолго прикрывала глаза, а потом, улыбнувшись через силу, продолжала. - ... Никогда не расстанемся. И тогда мы все будем вместе. Я верю в это. Не могу не верить. Когда-нибудь, когда... И, Куросаки-кун, единственное, о чем я жалею, это то, что я так и не призналась тебе, в том...
Стук в дверь прервал её ежедневный ритуал. Она вздрогнула от неожиданности, поднялась на ноги и поплелась в прихожую. Стук повторился.
В последнее время Урю не ждал Иноуэ на улице, а заходил домой. Объяснять он это, впрочем, никак не собирался.
- Иду-иду! Исида-кун, с каждым днем ты заходишь за мной всё... - сказала она открывая дверь. - ... Раньше.

***
Было совсем еще раннее утро, и маленький городок вроде бы еще весь спал, а может только делал вид, как поджидающий жертву хищник... Или нет, как хитрая добыча, в совершенстве научившаяся притворяться мертвой. Вот, кажется, прямо сейчас потянет мертвечиной, подумал Ичиго.
День еще не начал заявлять о своих правах и в воздухе царила блаженная прохлада. На востоке еще тускло и почти незаметно заалел горизонт, а с противоположной стороны, на западе, если приглядеться, можно было увидеть редкие звезды, отбившиеся от своей ночной стаи.
Куросаки шел по неширокой улочке, никем невидимый в своем духовном обличии. Один за другим следовали знакомые повороты, и вот, наконец, за стареньким деревянным забором показался небольшой магазин.
Ичиго и сам не заметил, как остановился, даже не успев ступить во дворик. Мягкой волной его захлестнули воспоминания - такие близкие и одновременно с этим невообразимо далекие. Нет, не столько время отделяло парня от них, а сколько он сам. То, что он совсем не такой, каким был, и прежним уже никогда не станет.
- Враг обнаружен, - послышался рядом какой-то неживой, но знакомый голос. - Начинаю подавление.
Куросаки едва успел прийти в себя, а вошедшая в боевой режим Уруру была совсем рядом.
"Нельзя шуметь, - подумал он. - Иначе прости прощай эффект неожиданности..."
- Извини, - негромко сказал Ичиго, уворачиваясь от сокрушительного удара обманчиво-хрупкой девочки. - Но мне нельзя терять время.
Он воспользовался относительно медленным, но беззвучным сюнпо, и оказался за спиной Уруру, которая при всей своей миниатюрности была не особенно быстрой. Дальше последовал короткий, без замаха, удар и оглушенная девочка стала заваливаться на пыльный тротуар.
- Извини, - снова повторил он, подхватывая легкое тело, и входя, наконец, во двор. Он осторожно шел к крыльцу, неся Уруру на руках.
- Ры... Рыжий?! - будто из-под земли вырос Дзинта. - Ты что с ней сделал?!
Ичиго вздохнул и опустил негромко сопящую Уруру, усадив спиной к стене магазинчика.
- Привет, - поздоровался с мальчиком Куросаки. И как ни в чем не бывало, спросил. - А хозяин тут?
- Где же ему еще... - начал Дзинта, но оборвал сам себя. - Ты чего вообще сюда приперся, предатель?!
- Тс-с, - Ичиго приложил палец к губам, - Всю округу перебудишь... Я не предатель, а к Урахаре у меня срочное дело, уж прости. А Уруру скоро придет в себя, не волнуйся.
- Чертов... - только и услышал парень, входя в магазин.
Стойка пустовала, но со стороны короткого коридора вроде бы доносились какие-то шорохи. Куросаки, не подозревая ничего дурного двинулся на звук и застыл у чуть приоткрытых сёдзи.

***
На выцветшем от времени татами лежали двое. И если девушку с необычного цвета волосами и смуглой кожей он узнал сразу, благо ему уже довелось видеть её голой, то...
"Урахара?!" - хотел вскрикнуть от удивления Ичиго.
Оба лежали на боку, а Урахара, держа на весу одну ногу Йоруичи, размашистыми движениями трахал её, расположившись сзади. Снующий туда-сюда член блестел от обильно текущих соков девушки. Комнату наполняли смачные хлюпы и хлопки, когда лобок и бедра Урахары в очередной раз сталкивались с крепкими ягодицами Йоруичи. Пальчиками она раздвигала набухшие темно-малиновые губки и массировала отчетливо видневшийся бугорок клитора, сопровождая это сладострастными стонами.
Картина была столь возбуждающей, что Ичиго, нервно сглотнув, почувствовал, как впереди ткань просторных хакама встает палаткой. Тем временем парочке видно наскучила поза, и они решили попробовать что-нибудь другое. Девушка встала на четвереньки и выжидательно посмотрела через плечо.
- Чего копаешься? - бросила она. - Ай!
Киске воткнул ей в попку средний палец, смазанный в её собственных выделениях. Он проник в отверстие почти беспрепятственно, а спустя полминуты к нему добавился еще и указательный палец.
- Йоруичи, расслабься, - задыхающимся голосом проговорил Урахара.
- Я бы посмотрела на тебя с пальцами в заднице... - огрызнулась она, но сильнее выгнула спину, чем облегчила хозяину магазина работу.
- Пора, я думаю, - задумчиво произнес он, нырнув членом сначала во влагалище, а после приставив его к начавшему было сжиматься коричневому колечку.
Йоруичи застонала, прикусив собственный пальчик, а Киске тем временем проникал глубже. Наконец, его волосы коснулись смуглой попки. Но надолго задерживаться он не стал и начал обратное движение.
- Че-ерт! - простонала девушка. - Ты меня сейчас наизнанку вывернешь! - зашипела она рассерженной кошкой.
Урахара сначала ничего не ответил, но потом сказал со своими ироничными интонациями, заметными даже сквозь прерывистое дыхание:
- Т-ты... всег-гда так мило сердишься, что я-а... готов от одних твоих слов... кон-чить - он сделал паузу и руками сжал её аккуратную попку. - Хотя нет, это из-за твоей узенькой дырочки.
Йоруичи медленно повернулась, вновь посмотрев на него через плечо. Взгляд уперся в крайне довольную физиономию Урахары.
- А-ах, т-ты!.. - задохнулась от злобы девушка. - Уже всё?!
Киске тяжело дыша натягивал трусы, путаясь в простом вроде бы предмете одежды.
- Уф, Шихоин-сан, - мужчина справился наконец с непослушным бельем. - Отчасти это и ваша вина, ведь это не у меня такая тесная попка...
- Пошел ты! - не на шутку взъярилась Йоруичи. - Тоже мне мужик, и пятнадцати минут продержаться не может!
Она схватила с пола одну из любимых гэта хозяина магазина и запустила им в него самого. Урахара с легкостью увернулся от смертоносного снаряда и тот полетел дальше, закончив свой недолгий полет в руке Ичиго, который его машинально поймал.
Повисло одно из тех абсолютных молчаний, которые обычно принято называть гробовыми. Три пары глаз выпучившись смотрели друг на друга. Первым отреагировал Куросаки:
- Доброе утро Урахара-сан, Йоруичи-сан. Простите за беспокойство в столь ранний час... - говоря это абсолютно спокойным и разве что слегка насмешливым голосом, Ичиго отметил, что будь он прежним, то буквально бы обратился в пепел со стыда. Но его прежнего уже не существовало. - Я вас... Не сильно отвлек?

***
Ранним утром было созвано срочное собрание Готея. На повестке дня, как не сложно догадаться, появление в мире живых вторженцев из Хуэко Мундо.
В зале первого отряда было как всегда неполное число капитанов, а возле пустующего кресла Главнокомандующего всё также стоял лейтенант... нет, теперь лишь третий офицер, но зато нулевого отряда, Тодзиро Сасакибе. Казалось, он так и простоял здесь с предыдущего собрания.
- Рад видеть вас на ногах, капитан Укитаке, - поприветствовал он командира тринадцатого отряда, а после повернулся и к капитану, который не вполне походил на обычного человека. - И вас, конечно, тоже, капитан Комамура.
- Вашими молитвами, - улыбнулся Дзюсиро и спросил. - А почему нет Кьораку-сана?
- У него и капитана Хитсугаи ответственное задание, - ответил Комамура вместо Тодзиро. - Они следят за реабилитацией...
- Честно говоря, я не понимаю этой вашей доброты, - прервал его Сасакибе. - К сожалению, здесь мой голос не имеет особенного веса, но будь на то...
- Мы все прекрасно знаем, что бы вы сделали! - с возбуждением воскликнул капитан Куротсучи. - И, знаете, здесь я бы вас всецело поддержал, разве что с одной маленькой поправкой. Следовало бы отдать арранкаров, как впрочем, и девку из группы называющей себя вайзардами... Нужно отдать их на исследования! Такой ценный материал!
Все молчали, пока Маюри вовсю надрывался о жертвах ради науки и прочих бесспорных для него идеалах. После того как ученый устал орать и со свистом переводил воздух, Сасакибе вновь продолжил.
- Итак, я вижу здесь еще и главу отряда тайных операций, - он повернулся к миниатюрной девушке.
- Что докладывает разведка о вторженцах? Их число? Личности?
- В мире живых на данный момент находятся несколько шинигами, - ответила Сой Фон. - Среди них и Шихоин-сама. В ближайшее время ожидается поступление от неё оперативных данных.
- Ясно, - кивнул представитель нулевого отряда. - Но ведь сейчас там нет больше никого с уровнем, близким к капитанскому? - молчание было ему ответом. - Тогда...
К Сасакибе шагнул капитан Шестого отряда.
- Прошу разрешения на немедленное отбытие в мир живых, - сказал с холодной отстраненностью глава клана Кучики.
Лейтенант хмыкнул и с интересом посмотрел на него:
- Разрешаю. - сказал он. И секунду спустя струящийся белый шарф пропал за порогом, неотступно следуя за своим гордым хозяином. - Кто-нибудь еще желает присоединиться к капитану Кучики?
- Я. Желаю.


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 19:00 | Сообщение # 14
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Глава 15 - Горе растет
Исида шел обычным путем к дому Иноуэ. Путем, давно уже ставшим знакомым. Он заткнул свой внутренний голос, который настырно бубнил о чувствах, которые он испытывает к Орихиме, и оттого чувствовал себя просто замечательно.
"Думаю... Думаю, я и вправду люблю её, - сказал он себе. - То, что я считал простым желанием защитить Иноуэ, не дать ей больше лить слезы... Вот оно как"
На душе пели соловьи, потому что вот-вот должен был показаться её дом, а еще через минуту откроется дверь и на пороге появится Орихиме. Хоть девушка сейчас и не отвечает ему взаимностью, но рано или поздно, твердо верил Исида, он разобьет сковавшие её сердце горе и боль. И они отступят далеко-далеко, куда сознание заглядывает совсем редко, а то и вовсе развеются, не оставив после себя и следа. Он сможет это сделать, он терпеливый.
"И всё же, Иноуэ, ты слишком наивная и добрая, - думал он. - Полюбить этого предателя! Ну, ничего, теперь он умер для тебя и Куросаки больше не принесет никому больше страданий"
Мысли эти вроде бы и злили Исиду, но одновременно с этим поднимали настроение. Вот он взбегает вверх по ступенькам и звонит в заветную дверь. Раздаются шаги, и щелкает замок. Улыбка сама собой появляется на лице Урю:
- Доброе утро, Иноуэ-сан.

***
Лицо Йоруичи выражало одновременно такую гамму чувств, что выделить хотя бы какое-то из них отдельно было чрезвычайно затруднительно. Рядом, натянув свою полосатую шляпу и прикрыв нижнюю половину лица веером, сидел как всегда невозмутимый Урахара. А напротив них, через стол, удобно устроился Ичиго. Надо полагать, девушку настораживала, хотя это мягко сказано, разбитая маска на лице парня.
- Еще раз прошу прощения за мое наглое вторжение, но я не располагаю кучей времени, чтобы вспоминать про вежливость, - заговорил первым Ичиго. Его взгляд блуждал по едва прикрытому коротеньким халатом телу девушки. На смуглой коже еще не исчезла блестящая испарина, и Куросаки приходилось делать невероятные усилия, чтобы сохранять трезвость ума. - Так вот...
- Да что ты, Куросаки-сан, - прервал его насмешливым голосом Урахара. - Тебе здесь всегда рады! Скажи-ка лучше, как там поживает старина Соуске?
Ичиго ухмыльнулся и попытался увидеть пару хитрых глаз, что скрывались в тени шляпы.
- Нормально, Урахара-сан. Нормально. На отсутствие сердца не жалуется.
Киске сложил веер и кивнул.
- Вот как. Значит... отдал? Хм, интересно! Интересно, однако! Выходит, как я и предполагал, Хоугиоку производит необратимое слияние с сердцем текущего носителя? Ну, не совсем сердцем, конечно же, мы ведь говорим о душе... И твоя маска теперь стабилизировалась, как видно. Если это именно то, чего ты...
Йоруичи вопреки обыкновению лишь молчала и переводила всё более удивленный взгляд с хозяина магазина на Ичиго и обратно.
- Ха-ха-ха!.. - не удержался Ичиго. - Урахара-сан, можно ли вас вообще чем-то удивить? В ответ на любую сколь угодно неожиданную новость вы отвечаете "Я предполагал это..." или "Конечно, я знал об этом с самого начала...".
- Охо-хо! - хохотнул Киске. - Ну не надо преувеличивать, последнее скорее больше подходит бессердечному, теперь уже во всех смыслах, Айзену! Но... - он прекратил веселиться и как всегда неожиданно стал серьезен. - Зачем ты здесь, Куросаки-сан?
Ичиго задумчиво провел рукой по подбородку, потом неожиданно повернулся к настороженной Кошке.
- А что это вы, Йоруичи-сан? Честно признаться, я думал, что вы нападете на меня, как только увидите. В чем дело?
- Мальчик, - голос наполнили знакомые высокомерные нотки человека, ощущающего своё превосходство в опыте. - Какой мне прок кидаться на тебя? В Сейрейтеи уже отправлен доклад и в течение пары часов, а то и раньше, в Каракуру придут капитаны. Готей теперь будет действовать наверняка. А я... Пускай меня сначала восстановят в должности, а уж потом приказывают лезть на рожон...
- Хм, - Ичиго поднялся на ноги. - Ясненько. Урахара-сан, мое тело... Оно еще здесь?
- Ага, - хозяин магазина тоже поднялся на ноги. - Хочешь его немного размять?
- Да, - кивнул парень. - Было бы неплохо. К тому же у меня есть пара дел, которые довольно затруднительно решать в бесплотном виде.
Когда за Ичиго, кряхтящим от ноющей боли в затекших суставах, закрылись надрывно скрипнувшие сёдзи, бывшая глава второго отряда больно двинула Урахару под ребра.
- Какого черта это было?! - рявкнула девушка.
- О, смотря, о чем ты, Йоруичи-сан... - вновь раскрыл свой веер хозяин магазина. - Честно, мне жаль, что я так с утра облажа...
- Не пори чушь, Киске! Как будто ты не знаешь о чем я! Почему ты любезничал с тем, кто всех нас предал? Болтал с ним, будто встретился со старым знакомым после долгого времени!
- Ну, так, в сущности, оно и есть, - Урахара сделал движение, желая почесать затылок, и его шляпа съехала на один бок. - Ведь я действительно уже давно не видел Куросаки. А врагом... Йоруичи, врагом я его не считаю. Уж слишком он интересный объект для наблюдения. Такому, знаешь ли, многое можно простить.
Шихоин вскочила и схватила Урахару за грудки, с легкостью оторвав от пола. Но его лицо было как всегда спокойным.
- Чего ты добиваешься, Киске?! - крикнула она ему в лицо. - Хочешь, чтобы тебя упекли туда же, где раньше отбывал наказание Маюри?! Дурак! - девушка разжала руки и ударила кулачком в грудь Урахары. - Дурак! Дурак! Дурак! Почему ты постоянно ищешь приключения себе на задницу?! Если плевать на себя, так хоть о других подумай!
Вместо ответа мужчина схватил руку Йоруичи и сжал. Девушка, устав кричать, ткнулась в его грудь и умолкла, лишь доносились время от времени тихие проклятия в его адрес.
- Прости, - ответил он, прижав к себе стройное тело и ощутив запах её волос. - Прости, Йоруичи. Не хочу больше никого впутывать в свои дела, однажды ведь и ты, и Тэссай уже поплатились за помощь мне. Больше я такого не хочу. Не хочу сознавать, что из-за меня летят под откос жизни близких мне людей... Наказание, говоришь? В таком случае, пусть оно ляжет только на меня.
- И ты ни слова не скажешь о том, что у тебя на уме? - подняла голову девушка, заглядывая в лицо Урахаре.
- Ни словечка, - вздохнул он. - Потому что, если у них... Если у Ичиго всё получится, то нет смысла сейчас что-то рассказывать.
- А если нет?
- Если нет... Тебе будет легче, если узнаешь, за что меня посадят? Хотя нет, скорее всего, казнят.

***
Это был довольно большой дом, но под жилые помещения тут было отведено мало места. Дело в том, что большую площадь занимала семейная клиника, которой заведовал глава семейства. Хотя в последнее время делал он это скорее по насущной необходимости, нежели из желания помочь людям. Сам-то он, в сущности, и не был человеком, а теперь и вовсе перестал стараться на него походить. Впрочем, даже в этом его стремлении всё же явственно виделась вполне людская натура. Он потерял интерес к жизни и только два самых близких ему человека просто-таки непомерными усилиями еще удерживали его от совершения какой-нибудь поистине роковой ошибки.
Ишшин вопреки устоявшейся уже привычке завтракал сегодня с семьей. Нет, у него не проснулся внезапно здравый смысл и он не встал сегодня с какой-то особенной ноги, просто сегодня кое-что изменилось и по такому случаю можно было и отложить выпивку хотя бы на середину дня. За столом сегодня сидели четверо и дочки были этому безумно рады.
- Еще риса, Кучики-сан? - хлопотала Юзу. - Может тарелочку мисо?
- Нет-нет! - махала руками девушка. - Мало того, что я пришла без приглашения, так еще...
- Ну что ты, Рукия-тян! - возразил старший Куросаки. - Тебе здесь всегда рады! С тех пор...
Юзу опустила голову и, схватив опустевшие тарелки, пошла к раковине.
- С тех пор кто-то очень много пьет! - закончила за него Карин. - И нечего так на меня смотреть, как будто у тебя у одного горе!
Рукия встала из-за стола и кашлянула:
- Простите, я всё же, наверное, пойду, - сказала она, почувствовав предательскую дрожь в собственном голосе. - Я собиралась еще зайти кое-куда по делам, так что...
- Рукия-тян! - взмолился Ишшин. - Не оставляй меня наедине с этим извергом! Это не дочь, а...
- Так веди себя как отец, - взвилась Карин. По полу разлетелись осколки от вдребезги разлетевшейся тарелки, и девочка побежала помогать сестренке, бросив напоследок. - Мы еще не закончили!
Они остались вдвоем, задумчиво смотря друг на друга.
- Ну как вы Куросаки-сан? - спросила девушка. - Совсем плохо?
Ишшин заговорил не сразу. Сначала он вытянул из кармана рубашки помятую пачку и закурил сигарету. Глубоко затянувшись, он выпустил в воздух струю сизого дыма и грустно посмотрел на маленькую Кучики.
- Жалкое зрелище, да, Рукия-тян? Помнится, совсем недавно я говорил Ичиго, что курю лишь раз в году. На Её могиле. А теперь, - он приподнял руку с сигаретой. - Смолю вовсю, как видишь.
- Но ваш сын ведь не... - хотела сказать Рукия, но Ишшин приложил палец к губам и кивнул в сторону кухни.
Вот оно как. Ну, конечно.
- Я поняла, Куросаки-сан, простите мою глупость, - извинилась девушка. - Держитесь. И... Я верю, что рано или поздно всё наладится. Да-да, я уверена!
- Спасибо, Рукия-тян, - благодарно улыбнулся Ишшин и затушил бычок в тарелке недоеденного супа. - Вот только моя жизнь, которая, уж поверь, куда длиннее твоей, научила меня одной простой и жестокой мудрости - если всё хреново, то со временем станет только хуже. Разве только не произойдет чудо...
- Не надо так говорить, Куросаки-сан, вот увидите, всё наладится! И тогда вы скажете, что я была права!
- ... Вот только я уже слишком стар, чтобы верить в чудеса, - закончил Ишшин.
- Да, - кивнула Рукия. - Я догадываюсь.
- Что-нибудь слышала обо мне? - с ложным интересом спросил мужчина.
- Ничего. Абсолютно ничего. В архивах Готея нет ни единой записи о шинигами по имени Куросаки Ишшин. Их либо специально уничтожили, либо...
- Либо их там никогда не было, - договорил за неё Ишшин. - Да и быть не могло.
Рукия округлила глаза:
- Что вы имеете в виду?..
- Ничего, кроме того, что говорю. И ни один капитан ничего не может сказать, правда?
- Я не спрашивала никого из них лично, но если бы они и знали, то это стало бы известно среди офицеров. Но, Куросаки-сан, зачем вы мне всё это говорите?
- Говорю что? - удивился Ишшин. - Вроде бы это ты говорила, а я тебя спрашивал.
Кучики ничего не успела сказать. В комнату вошла Юзу, неся в руках поднос с чаем. Она улыбалась, но покрасневшие глаза лучше любых слов говорили, что это только маска.
- Кучики-сан, садитесь! - сказала она. - Выпейте с нами чаю!
- А... - Рукия что-то невнятно пробормотала, но потом ответила. - Прости, Юзу-тян, но мне и, правда, пора идти. Но я еще обязательно зайду к вам!
- Обещаешь? - появилась за спиной сестры Карин.
- Обещаю, - улыбнулась Рукия и почувствовала, что еще чуть-чуть и из глаз польются слезы. - Во что бы то ни стало, мы еще соберемся все вместе... - она взглянула на Ишшина. - Все! И посидим вот так, попьем чаю, поговорим и... И... - она сглотнула комок в горле и бросила, шагнув в сторону двери. - П-простите, мне пора!
Она почти выбежала из комнаты и торопливо обувшись, выскочила на улицу. Лишь там Рукия сумела перевести дух и справиться со рвущимися наружу слезами.
"Мы еще соберемся. Все вместе. Так и будет..."
А как же иначе? Ведь она обещала.
Рукия быстрым шагом пошла прочь от дома, стараясь отбросить все мысли, которые сейчас не давали ей покоя. Получалось это с трудом и она, свернув за угол, едва не сбила идущего ей навстречу человека.
- И... извините, - не глядя, сказала она и уже собиралась идти дальше, но...
Но сильная рука больно сжала её плечо.
- Эй-эй, кто так извиняется?!


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
FrancuZZДата: Воскресенье, 17 Апрель 11, 19:00 | Сообщение # 15
Ками-сама
Группа: Администраторы
Сообщений: 1561
Репутация: 7
Статус: Offline

Полная картинка здесь. Сервис что-то глючил...

Глава 16 - Горю нет места
Рейтинг главы: Близится к NC-17, но нет, таки не из-за очередного перепиха...

Кучики стоял перед готовящимся открыться порталом. Как всегда безмолвный в своем высокомерии.
- Бьякуя, а мы тогда так и не выяснили отношения, - рядом с ним стоял второй капитан, полная противоположность главы благородного дома. - Может в мире живых нам представится возможность.
- Не считаю достойным занятием не только говорить, но тем более выяснять отношения с мусором, - снизошел Кучики до ответа.
- Ха-ха-ха! - захлебнулся смехом Зараки. - Можешь болтать, сколько влезет, у меня теперь иммунитет на этот твой гордый трёп! Спасибо, уже наслушался!
Бьякуя даже не удостоил Кенпачи взглядом и продолжал спокойно стоять перед вратами. Но вот он чуть повернул голову и спросил безучастным голосом:
- Зачем ты пошел со мной?
- Зачем? - задумался Кен и поднял голову, взглянув в небо. - А не знаю. Скучно мне в этом чертовом муравейнике! Сидим тут и тухнем как последние придурки. В жопу это!
Но Кучики уже не слушал. Хотя слушал ли он вообще? Портал стал открываться, и капитан шестого отряда шагнул в яркий свет, а за ним двинулся Кенпачи.
- Только не путайся под ногами, - было последнее, что он услышал, шагнув в междумирье.

***
- Слушай, ну и как тебе здесь? - спросил Шинджи, склонив голову набок. - Уже столько времени околачиваюсь тут, а поговорить так и не вышло.
- Холодно, - ответил Айзен и посмотрел на своего собеседника. - Это очень холодно, когда в груди не бьется сердце.
- А ты романтик, как я погляжу. Кто бы мог подумать... Будучи твоим начальником, я этого отчего-то не замечал.
- Забыли, Хирако-сан? - Айзен откинулся на стуле. Они сидели в знакомом уже зале для чаепитий. - Вы держали своего лейтенанта на расстоянии. Что вы вообще могли знать обо мне?
- Ага, - не стал отрицать Шинджи. - Тоже верно, но, прости, ты сам давал кучу поводов для недоверия.
Соуске взъерошил волосы и тяжело вздохнул.
- Но почему теперь мы спокойно сидим, пьем чай и разговариваем? Не от того ли, что теперь ты... веришь мне?
Шинджи захохотал и даже поперхнулся чаем, так что смех перешел в кашель, заставивший его согнуться на стуле. Когда же его физиономия вновь показалась над столом, он ответил:
- Не, не обольщайся. Я верю в нашего Куросаки-сана, а вот он верит тебе. Не знаю почему, но верит. А значит нам, товарищам Ичиго, тоже приходится отбрасывать недоверие. Скажи, хотя вряд ли я услышу правду, ты использовал на нем свой Кьокасуйгетсу?
Айзен бросил на Шинджи насмешливый взгляд.
- А зачем мне отвечать, если ты полагаешь, что я наверняка солгу? Впрочем... Нет, я не использовал, не использую и не собираюсь использовать на нем мой зампакто. Я даже теряюсь в догадках, что же в том случае произойдет...
- А-а, - кивнул Шинджи. - Это ты насчет Хоугиоку?..
- Да, - Айзен утвердительно кивнул. - Можно лишь догадываться, сработает ли иллюзия на владельца Сферы. И что в таком случае произойдет.
Шинджи почесал щеку, а потом вытащил из корзинки со сладостями какую-то большую конфету.
- А на черта ты вообще дал Хоугиоку Ичиго? - спросил он с набитым ртом. - Помнится, совсем недавно кто-то вовсю разорялся насчет того, что, мол, у этой хрени какая-то там проводимость, а потому использовать её способен лишь...
- У каждого желания своя цена, - оборвал его Айзен. - Получит желаемое лишь тот, кто способен им обладать.
Шинджи поднял одну бровь и помахал рукой.
- Э-эй, Соуске! Есть кто дома? Попроще, пожалуйста...
- Хорошо. Дурак не получит в свои руки мир, потому что не способен будет им управлять. Аналогия более-менее понятна? - и получив в ответ кивок, продолжил. - Тоже и с Хоугиоку. То, чего я хотел... То, к чему я стремился долгие годы... Мне это не по силам.
- И с этой мыслью ты просто взял и отдал то, чем с таким трудом завладел? - удивился Шинджи.
- Да, Хирако-сан. Взял и отдал. Но не стоит особенно переживать, сил Ичиго хватит, чтобы исполнить желания многих.
- Что это... значит? - медленно с расстановкой спросил Шинджи.
Айзен уже хотел что-то ответить, но в двери кто-то постучал.
- Айзен-сама! - раздался взволнованный голос. - Хирако-сама!
- Да-да... - вздохнул Соуске и поднялся из-за стола. - Ох, уж эти фраксионы, поговорить нормально не дают, да?
Шинджи ничего не ответил и просто отвернулся. Значит, старина Айзен нисколько не изменился. Он всё также стремится к своей одному ему известной цели. И свержение Короля, уж Хирако был абсолютно в этом уверен, было не самой целью, а только средством. Ичиго же... Нет, его никто не обманывал и не гипнотизировал. Парень и сам не так прост, как на первый взгляд могло показаться. Что это значит? Ох, если б знать...
- ... Вот как, - кивнул Соуске стоя на пороге, а потом, наклонив голову, повернулся к Шинджи:
- Хирако-сан, мне кажется, что чаепитие придется на неопределенное время отложить. В мире живых вот-вот начнется представление, на котором я бы хотел быть если не на сцене, то, по крайней мере, в первом ряду.
Вайзард поднялся со своего места, и, сунув руки в карманы, подошел к своему бывшему лейтенанту.
- Поднимать всех?
- О, что ты, - Соуске уже шел по коридору и Шинджи последовал за ним. - Хватит нас двоих, к тому же с нашей стороны уже выступил ферзь, так что прочим фигурам остается его только немного подстраховать.
"Наконец-то, - подумал Шинджи про себя. - Еще немного и я бы помер тут со скуки. Но своим я всё же скажу..."

***
Она похолодела. Сердце будто пропустило несколько ударов и забилось с бешеной скоростью. Её держал за плечо тот самый безумный арранкар, что уже встречался на пути Рукии. И едва не размозжил ей голову.
- Какая удача! - оскалился Гриммджоу и склонился к лицу девушки. - А я-то парился, что тебя придется долго искать!..
Он толкнул Рукию, и, схватив за горло, прижал к высокой бетонной ограде, что шла вдоль тротуара.
- Что ты здесь... - сдавленно прошептала девушка.
- Что я здесь делаю? - переспросил Джаггерджак. - Знаешь, самому противно это говорить, но выполняю приказ твоего дружка.
- Дружка? - глаза Рукии округлились, став еще больше. - Ичиго? Что... Что он...
Гриммджоу скорчил гримасу и отшвырнул малышку-Кучики прочь от себя.
- Не в моих правилах разговаривать с добычей, - сказал он, смотря на с трудом поднимающуюся девушку. - Но, знаешь, я не прочь слегка поиграть... - Рукия бросилась бежать, подгоняемая смехом Секста Эспады. - О, я смотрю и ты не против игры в кошки-мышки?!
До ушей Кучики донесся звук сонидо, и за следующим углом она буквально врезалась в грудь Джаггерджака.
- Очко в мою пользу, - и несильный удар рукой наотмашь, заставивший легкое тело отлететь на дорогу. - Невнимательная ты, мелкая шинигами!
Он подошел к пытающейся подняться девушке и с размаха ударил ей ногой в живот, так, что она подлетела, а после, двинув её локтем в спину, снова впечатал в асфальт.
- Эй, шинигами, - позвал Гриммджоу. - Хрень, в которой ты находишься, это гигай, да? Можешь не напрягаться, просто лежи и получай удовольствие.
Джаггерджак опустился на корточки рядом с едва шевелящейся девушкой и поднял её голову, схватив за волосы.
- Помнится, Куросаки говорил, чтобы я тебя не трогал... - вслух размышлял арранкар. - Но ведь про гигай-то он не сказал. Черт, а вы большие выдумщики, шинигами. Интересно, ваша хреновина устроена как человеческое тело? - спросил Шестой ни к кому не обращаясь, и вытянув руку девушки, сделал резкое движение. Раздался характерный звук и Рукия закричала от боли. - Похоже, да, по крайней мере, суставы вполне обычные... Тьфу, рассуждаю как это мертвый придурок Заэль-Аппоро! А и срать. Что, интересно, у тебя внутри?
Гриммджоу перевернул тело и разорвал пиджак школьной формы, а после полетели на асфальт и пуговицы белой кофточки.
- Ха... Шинигами, нахер тебе лифчик, если в нем нечего носить? Можешь не отвечать, мне плевать, - он поднес правую руку к её животу, и к своему ужасу Рукия увидела, как на пальцах вырастают длинные звериные когти, которые секунду спустя под дикий крик бедняжки вспороли ей кожу.
Джаггерджак помог второй рукой, вскрывая полость живота, но вот его лицо внезапно поскучнело.
- Вот дерьмо, - бросил он, поднимаясь на ноги. - Ничего интересного. Эй, урод, не стой у меня за спиной!
Джаггерджак уже оборачивался, когда на него обрушился молниеносный удар, едва не повредив сон души. В последний момент ему всё же удалось увернуться и собственной ладонью отклонить зампакто, а это был именно он.
- Впечатляет, - похвалил его бесстрастный голос. - Не думал, что, такой как ты, сможет избежать моей атаки.
- Заткнись, ублюдок! - заорал Гриммджоу, мельком взглянув на кровоточащую руку. - Это ты называешь "избежал"?!
- Верно, ведь в противном случае ты уже корчился бы на земле, лишенный силы, - перед ним стоял обладатель одного из самых впечатляющих сюнпо во всем Готее.
Истекающая кровью девушка через силу улыбнулась и почти неслышно прошептала:
- Брат...
Капитан шестого отряда склонил голову и сказал кому-то:
- Не мешай мне.
- Ха! - за спиной Кучики арранкар увидел высокого жилистого шинигами в белом хаори, который рассмеявшись пренебрежительно бросил. - Я и не собирался драться со слабаками!
Джаггерджак вскипел и дернулся было к весельчаку, но ему преградила путь отведенная в сторону катана.
- Я твой противник, - произнес Бьякуя.
- Да мне плевать! - взревел Гриммджоу, высекая своим мечом искры из зампакто шинигами. - Убью сначала тебя, а потом его!
С похожим на каменную маску лицом, Бьякуя медленно отступал, парируя шквал невероятно быстрых и мощных ударов. Но вот, увернувшись от одного из них, стремившегося снести ему голову, Кучики использовал сюнпо и увеличил расстояние между собой и своим врагом.
- Прости, арранкар, но у меня нет времени на игры с тобой, - холодно произнес гордый капитан. - Поэтому... Цвети, Сенбонзакура.
И клинок обратился множеством лезвий, обманчиво кажущихся лепестками отцветающей сакуры. Будто гонимые ветром они ринулись в сторону Сексты, и на этот раз ему стоило еще больших трудов увернуться. Асфальт испещрили мельчайшие разрезы, которых чудом избежал Джаггерджак.
- Эй, что это за дерьмо?! - крикнул он.
- Способность моего меча, - привычно объяснил Бьякуя. - Он разделяется и обрушивает на врага тысячи крохотных лезвий, которые вместе не оставят ему и шанса на выживание. Узри это, арранкар, имени которого я даже не хочу знать.
Сверкающее облако вновь рванулось на врага, повинуясь мысленному приказу хозяина. Лепестки закружились вокруг шестого и все разом ринулись на него, скрывая за собой.
- Че-рт! - взревел Гриммджоу, - Порви его в клочья, Пантер-ра!
Не обращая внимания на жалящие тело лезвия, Джаггерджак атаковал, попытавшись достать капитана когтями, но ударил лишь иллюзию, что осталась от необычной техники сюнпо.
- Тебе не достать меня, арранкар, - едва слышно произнес Кучики, нанося подлый, но действенный удар в спину.
- Считаешь? - вновь раздался скрежет, и его когти снова высекли из меча сноп искр. - Придурок, ты не настолько быстр как думаешь!
Схватившись за лезвие зампакто, другой рукой он нанес скользящий удар, даже не особенно целясь при этом. Белое капитанское хаори медленно стало окрашиваться красным. Бьякуя сделал несколько шагов и замер, коснувшись рукой раны на груди.
- Ну что, шинигами?! - проорал Гриммджоу. - Ты всё еще считаешь меня ни на что не способным?!
- Как я уже говорил, - Кучики вытянул руку с мечом вперед, направив его лезвием вниз. - У меня нет времени на игры. Банкай, Сенбонзакура Кагиёши.

***
Она вздрогнула от неожиданности, и, поднявшись на ноги, пошла в прихожую. Стук снова повторился, и она чуть улыбнулась его нетерпению.
Урю в последнее время надоело ждать Иноуэ на улице, и он всё чаще стал заходить к ней домой. Девушке это нисколько не мешало, наоборот, поднимало настроение. К тому же Тацуки внезапно стала от неё как-то отдаляться...
- Иду-иду! Исида-кун, с каждым днем ты заходишь за мной всё... - с наигранной ворчливостью сказала она, открывая входную дверь. - Раньше...
"Сердце... Где оно? Разбив тебе голову, пойму ли я?"


Photoshop CS5 Retail for Win64 - 1000$
Талант - бесценно ^^

Так как же мне его тогда, блин, купить?..

 
Форум » РАЗНОЕ » Творчество » Стремящийся к небесам (Bleach NC-17 alternative)
Страница 1 из 3123»
Поиск: